Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Category:
ОЛИВЬЕ.
Александр БИРШТЕЙН.
Одесса.


На Новый год тетя Рива решила мастерить оливье.
– В овилье падают мордом, когда напьются! – возмущалась мадам Берсон.
– Тебе видней! – кротко отвечала тетя Рива.
– Немодное блюдо… – тянула тетя Аня.
– Стиляга? – ехидно осведомилась тетя Маруся и предложила тете Риве банку молдавского горошка, на которой почему-то было по-иностранному написано «мазери верди». Странно. Бывшая соседка мадам Лесбиянкер как-то проговорилась, что Верди – это композитор. Мазери – вообще от слова – мазать. Голову сломаешь! На банке – намазанный композитор, в банке – горошек...


Тётя Аня на прозвище стиляга обиделась, хотя слово было древним и сейчас практически ничего не означало. Но гнев свой оборотила против тёти Ривы. Так ей казалось безопасней.
– Ты бы ещё торт из мацы сделала! Небось, сынок мацой балует! – так она намекала на тетиривиного и дядипетиного сына Игоря, живущего с семьей в Израиле.
Тётя Рива, обычно в таких случаях спуска не дававшая, только вздохнула.
Дома она первым делом поставила вариться курицу, чьё белое мясо собиралась использовать для приготовления салата, вызвавшего столько разговоров. На соседнюю конфорку была поставлена картошка.
– Хорошую картошку Петя купил! – подумала себе тетя Рива. – Длинная, неразваристая... Но цена, цена!
В самом деле, цена картошки в тот год дошла до двух рублей за три кило! Виданное ли дело?
– Всё катится в тартарары! Надо ехать! – мелькнуло в голове тети Ривы. Потом она сопоставила мелочность повода с грандиозностью решения и даже улыбнулась.
За майонезом позавчера пришлось стоять два с половиной часа. И это за двумя баночками в одни руки!
– Дожили! – брезгливо подумала тетя Рива. Но потом вспомнила, что она, вместе со всей страной, доживала и не до такого.
– Зато войну выиграли...
Ох, сколько лет эта фраза служила утешением. Уже почти сорок! За это время можно было научиться делать и майонез, и колбасу, и сыр, и зеленый горошек… А научились делать только лозунги. Тетя Рива вздрогнула и оглянулась. Нет, на кухне она была одна. Дожила! Собственных мыслей боится.
Огурцы для оливье попались не очень удачные. И не сказать, что погналась за дешевизною.
– По восемнадцать копеек за кило плачено! В овощняке на Полицейской. Не шутка! Интересно, какой Мичурин выращивает такие огромные огурцы? Это ж казаки, а не огурцы! И бочкой воняют...
Тетя Рива отобрала пяток наиболее твердых и маленьких огурцов.
– Эти еще сойдут…
Морковку тетя Рива покупала на Привозе, поэтому в ней не сомневалась. Морковку тоже следовало отварить.
– Пока картошка остывать будет...
Курица, между тем, начала закипать, и тетя Рива приготовилась снимать шум.
– Хороший бульон Сереженьке будет… – привычно подумала она и, вспомнив, что Сереженька – внук, кровиночка! – живет с мамой и папой в Израиле, всхлипнула.
– Сергей Игоревич Топтунов – хорошее еврейское имя! – грустно подумала она.
Сына назвали Игорем в честь отца Пети Ивана. Петя вообще хотел назвать первенца Иваном, но тетя Рива его уговорила это не делать.
– У нас не принято называть ребенка в честь живых родителей!
Они ж тогда не знали, что Петиного отца расстреляли немцы-колонисты. Ох, как эти колонисты в оккупации лютовали!
А внука назвали Сережей в честь отца тети Ривы Соломона. Где Соломон, а где Сережа... Но назвали...
Тетя Рива потыкала вилкой картошку и сняла ее с огня. Потом слила воду, придерживая горячую крышку полотенцем. На освободившуюся конфорку она поставила вариться морковку.
– Оливье – хорошее блюдо, праздничное, – медленно думала она. – Просто сейчас люди зажрались. Но это же хорошо! – одернула она себя. – Колбаса пяти сортов, сыр четырех… Правда надо еще его достать... Но иногда ж удается...
Тетя Рива начала снимать с картошки шкурки. Картошка не до конца остыла и пахла, ах, как пахла!
– Тоже родной запах...
Вынув сварившуюся курицу, тетя Рива отделила белое мясо и стала нарезать его кубиками. К мясу она нарезала картошку, потом огурцы....
– Главное, чтоб год был счастливым! Чтоб никто не болел! Чтоб и у нас, и в Израиле было тихо!
Тетя Рива посмотрела на часы. До нового года оставалось пять часов.
– Успеваю! – удовлетворенно подумала она.
Заканчивался 1981 год. Последний относительно сытый год в этой стране.
Tags: тексты, шрайбт идн
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments