Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

ИЗ ФРЕНДЛЕНТЫ

Оригинал взят у philologist в Мстислав Ростропович: "Я очень люблю оперу и этим обязан Вишневской"
Мстислав Леопольдович Ростропович (1927-2007) — советский и российский виолончелист, пианист и дирижёр, общественный деятель, педагог. Народный артист СССР (1966). Лауреат Ленинской премии (1964), Сталинской премии второй степени (1951) и двух Государственных премий РФ (1991,1995). Пятикратный лауреат премии Грэмми. В 1955 году женился на известной оперной певице Г.П. Вишневской. Вместе Ростропович и Вишневская прожили 52 года. Начиная с 1969 года Ростропович и его семья поддерживали А.И. Солженицына, разрешив ему жить на своей даче под Москвой, и написав открытое письмо Брежневу в его защиту. За этим последовала отмена концертов и туров, остановка записей. В 1974 году получил выездную визу и выехал с женой и детьми за границу на длительный срок, что было оформлено как командировка Министерства культуры СССР. В 1978 году были лишены советского гражданства. Текст приводится по изданию: "Континент", 1979. №20.



МСТИСЛАВ РОСТРОПОВИЧ О ГАЛИНЕ ВИШНЕВСКОЙ

Вопрос. Наше нынешнее интервью довольно необычное. Можно сказать, «семейное» — с мужем о жене. Можно бы, наоборот, пуритански забыть об этом и просто ставить одному великому артисту вопросы о другом великом артисте. Но, зная вас обоих, мы, пожалуй, даже не сумели бы впасть ни в ту, ни в другую крайность, потому что и «крайностей» этих не существует, а есть единый образ людей, связавших свои жизни на радости и на горести и отдавших себя музыке. Вот вы, признанный номер один мирового виолончельного искусства, об одном только вашем преподавании снят захватывающий фильм, вы, знаменитый, хотя сравнительно «молодой» дирижер, и в то же время вы охотно, легко, радостно уходите в тень, становясь просто «аккомпаниатором Галины Вишневской», просто «мужем великой певицы». Как началась для вас эта роль аккомпаниатора, эта измена виолончели ради скромного сопровождающего фортепьяно?

Ответ. Начал-то я аккомпанировать — как муж. Мы ведь как поженились? Я Галю увидел впервые 11 мая 1955 года в Праге на фестивале «Пражская весна», а женились мы 15 мая. Таким образом, я в жизни потерял четыре дня. И больше терять не хотел. В бурные первые месяцы нашей совместной жизни мы потратили много денег, а потом Галя мне говорит: «Теперь мне нужно шить себе платья». Это звучало грозно. Мне уже было известно, что ее портнихи живут в Таллине. Я знал, что ее ничто не удержит и она бросится туда, а как не хотелось расставаться!!! Да, к тому же, деньги... И тут меня осенило! Когда я был студентом консерватории, я хорошо играл на рояле. На экзамене я играл концерты Рахманинова, этюды Шопена и т. п. Потом я увлекся виолончелью и несколько подзабыл рояль. А тут я расхрабрился и предложил Гале дать в Таллине концерт с моим аккомпанементом: и дорогу оплатят, и гонорар еще будет.

Галя усомнилась: «А ты можешь?» — «Проверь — попробую». В этот день с утра до ночи я учил ее аккомпанементы и поздно вечером во время первой нашей репетиции я с ее позволения приобрел титул аккомпаниатора и вот уже ношу его 24 года. Когда нам принесли из Госконцерта билеты на поезд Москва—Таллин, я получил первый удар по своей новой шкуре аккомпаниатора. Дело в том, что как виолончелист я имел высшую категорию (как и Галя), а как аккомпаниатор — никакой. Поэтому нам на один и тот же поезд принесли разные билеты: ей в мягкий вагон, а мне — жесткую плацкарту. И не в самолюбии дело, а страх, ревность! Я и сейчас безумно ревнивый: все-таки она — одна в мире, и я ревную чем дальше, тем больше. Мне кажется, в гробу буду лежать, и то приоткрою один глаз посмотреть, кто вокруг нее вьется. А тогда, как вообразил, что она с кем-то чужим в купе и, может быть, даже с мужчиной!.. Ну, ничего, обошлось: и билеты переменили, и сыграл. Я уж и не понимал, хорошо играю, нет ли, но, наверно, сносно, раз Галя меня из аккомпаниаторов не прогнала. Она ведь не посмотрела бы — муж не муж. Много еще было смешных историй, но самое главное — это, как я счастлив, когда я ей аккомпанирую. И теперь ничуть не меньше, чем в первый раз. И счастье это творчества, сотворчества. Не стань я ее аккомпаниатором, и музыкальная моя биография сложилась бы по-другому. Ну, например, я никогда не участвовал бы в первом исполнении «Сатир» Шостаковича или вот недавно его же цикла на стихи Блока.

Вопрос. А то, что вы начали дирижировать в Большом театре, тоже связано с Вишневской?

Ответ. Да не то что связано, а прямо из-за нее начал. Мне хотелось сопереживать с ней музыку, особенно в опере, где далеко не всегда дирижеры были достойны ее. А мне в музыке всегда не хватало теплоты человеческого слова, ибо виолончель — инструмент бессловесный. Я очень люблю оперу и этим обязан Вишневской — как и тем, что начал дирижировать. К тому же, я ее чаще видел, так как в театр имел доступ и мы работали вместе.

Вопрос. Но, видимо, вам, к тому же, легко аккомпанировать Вишневской? Все-таки не посторонний человек...

Ответ. Мне легко?! Безумно трудно. Когда аккомпаниатор с нормальным солистом (т. е. не с женой), даже если были в концерте какие-то огрехи у аккомпаниатора, ну, может быть, солист выразит после концерта свое недовольство, а потом аккомпаниатор вернется к себе в семью, где его приласкает жена... А куда мне идти, если Галя недовольна? Часто, когда ночью после концерта с трудом засыпаешь, Галя громко спрашивает: «А все-таки я думаю...» — и пошло! Правда, если я аккомпанировал хорошо, она мне спать не мешает.

Вопрос. Вот юбилеи, юбилеи, радостные и печальные: 25 лет служения Вишневской Большому театру, потом пять лет, как вы оба на Западе, а в 1980 году у вас еще один, глубоко личный юбилей — серебряная свадьба. Где вы думаете ее праздновать?

Ответ. Знаете, если верить советской прессе, так у нас на Западе давным-давно три дома в разных странах, так что мы могли бы выбирать, где праздновать. На самом деле, первое наше здесь свое жилье — парижская квартира, купленная уже после лишения гражданства. Да и в той больше полугода ремонт идет, но все же есть надежда. Впрочем, есть и другая — не то что бы надежда, а так, искорка: чем чёрт не шутит, кто знает, что там будет в 80-м году, — может, еще снимемся с места, все тут бросим да отпразднуем в России? Да нет, я не пророчу, не предсказываю ничего, но — хотелось бы, понимаете, хотелось бы...
Tags: личность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments