Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:

НА НОЧЬ ГЛЯДЯ

МОГУ ПЕРЕДАТЬ?
Автор - Рами КРУПНИК.


Известие о том, что я собираюсь в Питер, распространилось со скоростью огня, разбегающегося по сухим колючкам в поле в солнечный полдень. Вроде никому ничего не говорил, но сарафанное радио в нашей маленькой стране и за её пределами работает эффективно!

В субботу, за два дня до отъезда, проснулся и нашёл сразу шесть сообщений в Ватсаппе – три просьбы передать лекарства, одна отвезти подарок на юбилей, пятая – передать деньги и шестая – алмаз весом 2.5 карата. Из шести человек трое обратились по наводке якобы близких мне людей. Одного из наводящих я, кажется, вообще не знаю. Вознаграждения, естественно, никто не предложил – передачи попросили осуществить за любовь, подразумевая, что, если я откажусь, отношения с просящими перейдут из комфортных в холодные.


Просьбы передать лекарства напомнили оказию годичной давности в Киев. Тогда я опрометчиво согласился, и мне привезли в офис трехкилограммовый пакет витаминов, который не влезал в ручную кладь. В Киеве получатель предложил в качестве вознаграждения эскорт своей молодой сотрудницы на два часа из разряда "ешь, сколько можешь" и на мой отказ, аргументированный тем, что я, собственно, приехал в Киев со своей дамой, мне выдали бессрочный ваучер. Ваучер на предъявителя с правом передачи до сих пор у меня, в Киев я в ближайшее время не собираюсь, так что кому нужно, пишите.

Подарок на юбилей я отмёл за недостатком места, деньги пообещал оставить в конверте на ресепшене гостиницы, полдня обговаривал возможные форс-мажорные обстоятельства вокруг алмаза…

Из трёх человек, просивших передать лекарства, двое попросили меня самого за ними заехать. Третий спросил, буду ли я дома в 15:00 рабочего дня. Пока приходил в себя от собственных добрых намерений, получил сообщение от товарища, что он заедет ко мне на работу с пакетом рекламных брошюр для своего питерского агентства по недвижимости. Долго обсуждали вес пакета, и, кажется, он больше мне уже не товарищ.

Нагруженный передачами и лекарствами в количестве, достаточном, чтобы открыть аптеку в уездном городке средней полосы, в аэропорту Бен Гурион я предстал перед служащим безопасности аэропорта по имени Амир, задавшим мне столь знакомый для выезжающих из Израиля вопрос: "Вам кто-то что-то передавал?", и понял, что не могу солгать.

В результате, я начал подробно перечислять Амиру все подарки и передачи, имена передавших, историю моего знакомства с ними, контактные данные и прочее. Ошеломлённый потоком нахлынувшей на него информации, Амир спросил меня снова: "Вы уверены, что вам кто-то что-то передавал?", подмигивая мне правым глазом – то ли всерьёз, то ли вследствие нервного тика, видимо намекая, чтобы я переиграл ответ на отрицательный. Амир не знал, насколько я ответственный человек. Он также не знал, что я всё-таки решил не брать с собой алмаз, и душа моя чиста перед законом.

В ответ на мою откровенность, после того как я пересказал ему всю родословную – личных данных передававших почему-то не хватило – Амир отвёл меня в боковую комнату, где к нему присоединились Цахи и Орит. Досмотр переданного мне для передачи добрыми людьми занял сорок минут, в результате, мой чемодан облегчился на несколько килограммов – под предлогом, что нельзя вывозить антибиотики и другие лекарства, требующие рецепта, я с готовностью оставил в Израиле значительную часть переданных лекарств.

В Питере мне пришлось планировать первый день отпуска таким образом, чтобы получающие передачи смогли забрать их лично. К моему удивлению, большинство получателей отказалось забирать привезенное на ресепшене и убедительно попросило личной встречи.

Первая такая встреча с особо назойливым получателем произошла в очереди Метеора на Петергоф – мужчина по имени Давид забрал пакетик с лекарствами и всучил мне увесистую связку с упаковками активированного угля в количестве, предназначенном для коммерческого распространения. Часть этой связки я скормил чайкам. Другой получатель встретился со мной в ресторане Гоголь, с недовольным взглядом "Почему так мало?" забрал пакет с арабскими сладостями и тремя авокадо, а потом со словами: "Зима уже скоро" вручил мне целлофановый пакет с вязаным свитером, который связала лично бабушка Сара, для передачи её тридцатипятилетнему внуку в Израиле. Я попробовал выразить протест, но передававший сослался на здоровье бабушки, утверждая, что мой отказ может убить старушку.

После этих двух инцидентов я перестал отвечать на телефонные звонки с незнакомых номеров. Всем передавшим передачи из Израиля я написал сообщения, что оставляю переданное на стойке гостиницы – после этого получатели уже начали звонить мне в номер по городскому телефону. Когда я категорически запретил переводить в номер звонки, мне начали оставлять свёртки для передачи в Израиль (преимущественно с активированным углём) на ресепшене. В результате, я совсем перестал приходить на ресепшен, и тогда работники гостиницы начали приносить мне передачи в номер, при этом ещё рассчитывая на чаевые.

Через три дня поток получающих и передающих передачи иссяк. У меня осталась лишь одна передача – упаковка с витаминами для некого Игоря, которая осталась лежать невостребованной на стойке гостиницы. Игорь дозвонился до меня в самый последний день, когда я потерял бдительность и снова начал отвечать на звонки, и в благодарность за передачу предложил отвезти меня назавтра в аэропорт, чем вернул мне веру в людей. Рассудив, что смогу сэкономить стоимость трансфера в Пулково и не заметив подвоха, я согласился.

Игорь оказался приятным стотридцатипятикилограммовым мужчиной пятидесяти шести лет. С ветерком через открытые окна машины – в его Форде Фиеста не работал кондиционер – с легким креном в левую сторону из-за перевеса мы доехали до Пулково, и я даже не обратил внимания на вопрос, есть ли у меня с собой ручная кладь, когда мы пытались затолкать мой чемодан на заднее сидение (Игорь сказал, что багажник машины забит до отказа).

Возмездие за наивность не преминуло меня настигнуть, когда мы начали прощаться – из забитого до отказа багажника со словами "Всё равно у тебя нет ручной клади" Игорь вытащил два огромных конструктора Лего для своих племянников в Холоне. Опешивший, я ещё не успел открыть рот, чтобы озвучить аргументированный отказ, а Игорь уже инструктировал меня, как проехать к его брату в Холон по дороге из аэропорта, заключил меня в потные объятия и с отличной для его телосложения проворностью прыгнул за руль и газанул, оставив меня стоять на тротуаре с чемоданом и конструкторами Лего.
Tags: мой Израиль, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment