Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

ДРЕВНИЙ ИЕРУСАЛИМ ГЛАЗАМИ МИХАИЛА ЛЕВИТА.
интервью от 22 августа 2017 года.

Image Hosted by PiXS.ru

Михаил Левит – фотохудожник, а его профессиональная страсть — Иерусалим. Он фиксирует жизнь, историю этого города, здания, лица людей, быт местных граждан и уличные репортажи. О том, как Стена плача стала главным вдохновением фотографа, - в нашем интервью.

Михаил, где вы родились?

Я родился в 1944-м году, в эвакуации в Самарканде. И в этом же году освободили Черкассы – родину моих родителей. И меня повезли туда. Вся моя остальная жизнь, до 50-ти лет, прошла в Черкассах. Я служил в армии, на флоте, а перед этим сдавал экзамены в Черкасском пединституте, и меня призвали. Я даже не узнал, поступил или нет. А когда служил радистом в учебном отряде на корабле, мне пришло письмо из пединститута, что я отчислен с правом восстановления после армии. И на корабле я уже серьезно увлекся фотографией. В 66-м году мама мне прислала фотоаппарат «Зенит ЗМ». И с тех пор я занялся фотографией. Вот уже 51 год я фотографирую, с многочисленными выставками, от Сингапура до персональной выставки в США. Много было у меня выставок и в Европе. Сам я во все эти места не ездил, посылал фото по всему миру, авиапочтой. Но все это было еще до приезда в Израиль.

А как вы попали в Израиль?

В 91-м году моя старшая дочь прилетела в Израиль, первая, сразу после войны в Заливе. У нее очень хорошо пошел иврит, и она стала переводчиком в муниципалитете. В 90-х годах пошла большая алия, в Израиль приехала масса людей со всего СССР. Когда дочке дали отпуск, она прилетела домой в Черкассы, я дал ей свои снимки, она показала их в муниципалитете, им очень понравились мои работы, и мне предложили сделать выставку в Израиле, пригласив на вернисаж. Вот так все и началось.

Репатриация случилась сразу после этой выставки?


Тут интересная история. На выставку пришел некто Ави, руководитель школы фотографии, и привел своих студентов, человек 40, а моя дочь была у них переводчиком. Ави спросил, хочу ли я преподавать в его школе искусство портрета. Я ответил: «Да, но я не знаю иврита и не живу в Израиле». Тогда Ави ответил, что предлагает мне этот вариант на будущий год, что организовывается курс для русскоязычных репатриантов именно по фотографии, потому что народу в Израиль приехало много, и всех устроить по специальности было невозможно. Или скрипачи, или врачи. А преподавателей по фотографии не хватает.

Я вернулся домой, где меня ждали жена и младшая дочь, которая была в 9-м классе, и я сообщил им, что я уезжаю, что у меня в Израиле уже есть работа. Начал готовиться к отъезду и улетел, как репатриант. Я улетел, а жена с младшей дочерью остались до окончания школы, и потом присоединились ко мне.

Но вернемся в Израиль. Через 3-4 дня мы с дочерью пришли к Ави, а он мне сообщил, что проект лопнул. Я говорю в сердцах: «Я оставил работу, оставил студию! Как теперь быть?!!». Но Ави лишь грустно извинился.

И что же вы стали делать дальше?

Я пошел учить иврит, который до сих пор очень плохо знаю. Потом какое-то время работал в газете «Вести». Постепенно начал снимать Иерусалим и понял, что для меня Иерусалим – это именно Старый город. С тех пор уже больше 23-х лет я снимаю только его. Другие места Израиля мне не интересны. В Старом городе есть Стена плача – главная точка Иерусалима. Помню, я вставал очень рано, делал снимки Старого города и ехал в Ульпан учить иврит.

Image Hosted by PiXS.ru

А потом приезжал обратно на ночную съемку.

Какие основные темы ваших фотографий?

Самая важная для меня тема – серия фотографий «Это я, Г-споди, это я...». Слова взяты из песни Александра Малинина. Это название точно отвечает тому состоянию, в котором человек молится. Люди у Стены плачут, рыдают, бьются головой, переживают разные эмоции. Еще есть серия «Стена». Снимаю все, что происходит около Стены плача: молитвы, общение людей друг с другом. Есть у меня и портреты, это отдельная серия, «Лица Стены». Лиц там много, десятки тысяч, но интересные лица, чем-то меня зацепившие, нахожу не часто. Есть серия «Дети Стены».

Как относятся люди, когда видят, что вы их снимаете?


А они этого не видят. У меня особая техника. Начну издалека. У меня есть группа в Фейсбуке «Фотографируем с Михаилом Левитом». Мы там друг другу говорим не комплименты, а всю правду о снимке, чтобы учиться на своих же ошибках. У нас есть конкурсы, домашние задания и пр. С группой мы всегда идем к Стене плача. Одна из тем моего мастер–класса – «скрытая камера». Ищу лицо. Какие-то сиюминутные и сиюсекундные моменты. Я не смотрю в видоискатель камеры, а снимаю навскидку — «вижу рукой». Люди общаются, молятся. Для них это жизнь. Это стало большим куском и моей жизни, потому что я у Стены бываю очень часто: раз в неделю, по пятницам. Пятничные молитвы у арабов и у евреев – безумно интересуют мой фотоаппарат.

Image Hosted by PiXS.ru

Как строится ваш рабочий день?


А у меня нет рабочего дня в традиционном понимании. Очень много времени трачу на обработку фото, я ответственный человек в плане эстетики снимка, тщательно чищу фотографии, делаю много ретуши.

Что нового для Вас открыл Израиль?


Я – советский человек, на веру принимал всю антисемитскую пропаганду Советского союза. В школе я был часто бит. В Израиле же все стало для меня в новинку. И когда я понял всю ложь, которая была в Советском союзе и лилась на Святую Землю, то серьезно влюбился в Израиль, понял, что это моя страна. Недавно мы переехали под Иерусалим, в маленький городок Маале Адумим. Тут прекрасное автобусное сообщение, и я продолжаю ездить в Иерусалим, по-прежнему считаю себя иерусалимцем, активно снимаю Старый город.

Image Hosted by PiXS.ru

Удается ли зарабатывать фотографией?


Вы сейчас затронули очень больную тему. Я люблю и умею фотографировать, но не умею зарабатывать. Многие, глядя на мои снимки, говорят, что я сижу на мешке с деньгами, и надо только развязать его. Но развязать пока не получается. В Израиле много фотографов. И у меня приличный возраст, хотя я ношусь с камерой днем и ночью. Очень хочу сделать свой альбом. Но ходить по кабинетам, по спонсорам, вымаливать средства – не могу. В Москве это было бы проще. Мечтаю продавать свои выставки. Причем, моя выставка всегда называется одинаково: «Мой Иерусалим». Сейчас, к сожалению, я живу только на пособие по старости, которое мне платят в Израиле.

А как боритесь с плохим настроением, если оно у вас бывает?

У меня не всегда хорошее настроение, бывают и депрессии. Но меня вдохновляет съемка. У художника кисть – продолжение руки художника, а я – продолжение фотоаппарата, он руководит мною. Поэтому, когда я беру камеру в руки, речь о плохом настроении не идет! Я иду снимать, это для меня праздник! Душа ликует, сразу поднимается настроение. После неприятностей я быстро восстанавливаюсь, отхожу и переключаюсь на что-то другое. Все-таки я — позитивный человек!

Image Hosted by PiXS.ru
Tags: Иерусалим, Михаил Левит, биография, личность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments