Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
Во вчерашних раздумьях о том, что бы такое мудрёное приготовить на праздничный стол по поводу еврейского Нового года, вспомнила о великом кулинарном затейнике Михаиле Генделеве, зихроно ливраха, и его книге... Рецепт не подобрала, потому как просто зачиталась и в очередной раз восхитилась его непринуждённым чудесным слогом. Потому вот и захотелось повторить старый пост.

---------------------------------------
МИХАИЛ ГЕНДЕЛЕВ.
КНИГА О ВКУСНОЙ И НЕЗДОРОВОЙ ПИЩЕ, ИЛИ ЕДА РУССКИХ В ИЗРАИЛЕ.

Учёные записки "Общества чистых тарелок".
Издательство «Время», Москва, 2007 год.

Image Hosted by PiXS.ru

Потрясающая книга! и она у меня есть - купила через "Озон". Ещё две такие же купила, чтобы подарить в хорошие руки. Сейчас это, наверно, библиографическая редкость... Ей она и будет до тех пор, пока не найдётся умный книгоиздатель для нового тиража.

Когда-то на заре алии мы читали кулинарные опусы поэта Михаила Генделева в "Вестях". Печатались они регулярно и с неизменным успехом. Через много лет, когда Генделев надумал делать книгу "о вкусной и нездоровой пище", он даже обратился к русскоязычным читателям с просьбой прислать ему старые вырезки из газет.
Image Hosted by PiXS.ru
Этот рисунок - шарж на Генделева в газете "Вести".


Кулинария, по словам Генделева, это «смесь нахальства, азарта и таланта, сродни любому творчеству и графомании». Ещё он говорил, что писать о кулинарии иногда даже интересней, нежели готовить, и что кулинарные книги нельзя читать натощак.

О книге: "Литературный талант автора столь ярок, эрудиция столь необъятна, описания самых простых и самых невероятных блюд столь смачны и убедительны, что не остается ни малейших сомнений в том, насколько все это вкусно".

А, главное, добавляю я, это кладезь юмора и тонкого вкуса не только к еде, но и к хорошему слову.


Книга предваряется предисловием Андрея Макаревича:
Слово о Супчике из Коровьей Ноги и о человеке, который знает как надо. Нам.


Тому уже более десятка лет назад я пел концерт в Иерусалиме в зале "Жирар Бахар". Мишу Генделева я тогда еще, что невозможно и к сожалению, — но не знал, по крайней мере, лично, и доносилось о нем много интересного: и что стихотворец, мало сказать, изрядный, и что денди он, и что остроумец он, и что об искусстве еды и питья живописует волшебно. Мне его местные показали — ткнули пальцем в субъекта декадентски - разбойной внешности во втором ряду партера: вот, мол, и есть сам Генделев — я оценил — ... который пишет знаменитые кулинарные страницы «Общества чистых тарелок». Я (хотя и не читал) еще более оценил. За импозантный экстерьер.

Когда отпел, и пошли записки из зала, и, как всегда на концертах, спросили о моих кулинарных эфирах в «Смаке» и как я к этому отношусь, я кивнул во второй ряд и заметил, что вот я, например, вообще, например, — шансонье, артист, а вон — Генделев, он, например, вообще, например, — поэт, но каждый из нас, при желании, может отравить по полстраны ... Например.

После концерта мы с маэстро Генделевым в честь знакомства обошли без исключения все ночные бары и питейные заведения еврейской столицы (а что? небольшой, в сущности, город) и продолжили выпивание уже совсем и окончательно серьезного напитка — водки — в его мансарде с видом на Небеса Иерусалимские.

Где и проснулись в нелегком утреннем состоянии тяжелого томления духа.

«Я знаю, что надо. Нам» — сказал тогда несвежий Генделев — поэт и солдат.

Сказал с такой неотразимой убежденностью, что ясно было, что мы слышим Того, Кто Знает Что Говорит!

И мы сошли в город на заре и отправились есть супчик.

В ресторан сефардской кухни, то есть кухни восточных евреев, под названием «Ковер - самолет», а еще точнее — в темную забегаловку, которую держали темные выходцы из Йемена или, как их называют в Израиле, тайманцы.

Есть правильный йеменский супчик. Великий Суп из Коровьей Ноги — то, что нам надо! Как сказал поэт Генделев. Ветеран и сторожил.

Это было То, Что Нам Надо. Очень.

Это был огненный, глубокого цвета счастья, пряный, дымящий, как Заря Востока, суп системы «хаши» и пах он, как «Тысяча и одна ночь». И подавался он с приправой «хильбэ», достоверно умножающей доблесть мужеску, с большой йеменской же лепешкой (питой), и утолял этот супчик все печали.

И можно было жить дальше, и нужно было жить дальше, немеряно выпивая водку под этот сумасшедший супчик!

И жить дальше было очень правильно и хорошо.

И тогда я уже впрок и навсегда поверил, что Миша Генделев всегда знает, как надо. В общем смысле — как надо. Знает, что говорит и знает, что пишет. А потом уже я попробовал и вкусил, как он сам, поэт — готовит! И пробую с непроходящим наслаждением по сию пору.

И, конечно, я прочитал, как азартно и изысканно он слагает свой кулинарный «Декамерон». И заценил. Он знает, что надо и как надо нам.

Я совершенно убежден, что его грандиозный кулинарный опус вам понравится. Это веселая и лихая книга — «Книга о вкусной и нездоровой пище». И здорово, что ее прочтут и со смаком прочтут читатели всей России: это нам надо.
Tags: Андрей Макаревич, Михаил Генделев, книги из моей библиотеки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments