Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Category:
60 лет со дня похищения Рауля Валленберга.
Автор - Элеонора Шифрин
17 Января 2005


17 января исполняется 60 лет с того дня, как советскими войсками в Будапеште был похищен Рауль Валленберг - шведский дипломат, спасавший венгерских евреев от уничтожения. По многократным утверждениям советских властей, позднее повторенным их российскими правопреемниками, Валленберг умер в тюрьме на Лубянке в 1947 г. от инфаркта. За спасение десятков тысяч евреев Венгрии Раулю Валленбергу было в Израиле присвоено звание Праведник Народов Мира.

Р. Валленбергу, отпрыску одной из богатейших аристократических и банкирских семей Швеции, был 31 год, когда он был направлен своим правительством в 1944 г. в Будапешт на должность первого секретаря посольства Швеции, которая держала нейтралитет во Второй мировой войне. Это был период, когда нацисты приняли решение о тотальном уничтожении венгерского еврейства.

Вот как описывалась деятельность Влленберга в статье, опубликованной в американской русскоязычной газете “Новое русское слово” 23 апреля 1980 г.: “Шведский дипломат Рауль Валленберг, которому тогда был 31 год, в июне 1944 года был направлен в Будапешт на пост первого секретаря посольства. В то время союзники обратились к правительству Швеции с просьбой о помощи в спасении венгерских евреев. В Венгрии орудовал сам оберпалач Эйхман. Когда Валленберг прибыл в Будапешт, в стране оставалось не более 200.000 евреев. В первые же дни молодой дипломат сумел вытащить из гетто 4500 мужчин, женщин и детей и разместить их в снятых или купленных квартирах. Сотрудники посольства привезли тысячи шведских документов и раздавали их евреям, предназначенным для вывоза в лагеря уничтожения. Дальше Валленберг и его помощники действовали так: они дожидались эшелонов на венгерской границе и требовали освобождения “граждан” нейтральной Швеции.


Спасенные возвращались в свои квартиры. Однако не было никакой уверенности, что немцы снова не схватят их. Тогда Рауль Валленберг задумал дерзкий план: собрать как можно больше евреев в одном месте, где они будут под защитой шведского посольства.

В кратчайший срок этот неутомимый человек арендовал более 30 домов, в которых расселил тысячи семей. Этот район назвали “Город Валленберга”. Грузовики со шведскими флажками подвозили в “город” продовольствие, медикаменты. Не забывал шведский дипломат и о безопасности своих “горожан”. Он организовал группы евреев “арийской” внешности, одетых в фашистскую форму, которые помогали ему.

Молодого, обаятельного Рауля обитатели “Города Валлен¬берга” просто обожали, называя ангелом-спасителем. Он часто навещал своих подопечных, расспрашивал об их нуждах, проявлял личную заботу о них”.

Далее в той же статье, которая называлась “Что вы знаете о судьбе Рауля Валленберга?” и которая имела целью спровоцировать отклики тех бывших советских граждан, кто мог что-то знать или слышать о шведском дипломате в свою бытность в СССР, кратко описывалась история его исчезновения: “Когда Советские войска вошли в Будапешт в январе 1945 г., Валленберг вошел в контакт с командованием. Но 17 января советские военные власти арестовали Валленберга и его помощника и шофера-венгра (Вильмоса Лангфельдера - Э.Ш.). Оба были переправлены в СССР и посажены в тюрьму.

За день до ареста министерство иностранных дел СССР информировало шведское посольство в Москве о том, что русские военные власти взяли Валленберга под свою защиту. Примерно через месяц мать Валленберга, Май фон Дардел, была уведомлена послом СССР в Стокгольме Александрой Коллонтай о том, что он находится в безопасности в России.

18 августа 1947 г. заместитель министра иностранных дел СССР Андрей Вышинский в ответ на запрос шведского правительства сообщил, что Валленберга нет в СССР и что власти о нем ничего не знают! Согласно Вышинскому, Валленберг, повидимому, погиб в Будапеште.

В течение ряда лет министерство иностранных дел Швеции получало сообщения от большого числа бывших заключённых, находившихся в советских тюрьмах, что с февраля 1945 г. Валленберг содержался в разных тюрьмах в Москве. Эти свидетельские показания были представлены советскому правительству. В ответном письме от 6 февраля 1957 г. заместитель министра иностранных дел Андрей Громыко дал новые сведения о Валленберге: Валленберг был арестован в Москве.

Согласно Громыко, в архивах был обнаружен единственный документ - написанный от руки рапорт, датированный 17 июля 1947 г., начальника медицинской службы тюрьмы на Лубянке А.Л. Смольцова, министру внутренних дел Абакумову: “Сообщаю, что известный Вам заключенный Валленберг неожиданно умер прошлой ночью в своей камере, вероятно, вследствие инфаркта миокарда”.

На этом попытки прояснить судьбу героического шведа временно приостановились, ибо шведское правительство, а уж мировая общественность тем более, приняли на веру советскую версию и смирились с мыслью о смерти Валленберга.

В феврале 1973 г. мой муж Авраам Шифрин, бывший политзаключенный советских лагерей, выступал в Сенате США на специальном слушании, посвящённом вопросу о советских лагерях и тюрьмах. Выступление Авраама перед сенаторами длилось два дня, ибо он подробно передавал накопленную им информацию по разным аспектам советской пенитенциарной системы. Среди прочих разделов, там был и раздел, касавшийся иностранных подданных в советских лагерях.

В этом разделе Авраам упомянул и “шведского дипломата, сидевшего в секретном лагере для иностранцев на острове Врангель”, о котором ему довелось слышать дважды: один раз в одном из лагерей от уголовников, которые до этого были на Врангеле в качестве лагерной обслуги, а второй раз, самым неожиданным образом, в Израиле.

Дело в том, что вскоре после приезда в Израиль Авраам попал в дорожную аварию, в которой сильно переломал свою единственную ногу. В связи со сложностью перелома, его, после наложения гипса, оставили в больнице.

Один из санитаров оказался не только русскоязычным, но и очень словоохотливым и проводил возле постели Авраама каждую свободную минуту. Узнав, что Авраам - бывший лагерник, он тут же сообщил, что и он тоже. Авраам заинтересовался и спросил, в каких лагерях тот бывал, и услышал, что человек этот - которого звали Ефим Мошинский - был на острове Врангель.

Поскольку Авраам помнил, что о лагерях на этом острове упоминали уголовники, которым он тогда не очень поверил, он начал расспрашивать Мошинского более подробно. Довольно быстро стало ясно, что хотя тот и представлялся бывшим политзэком, на самом деле он был там не в качестве заключенного, а каким-то низшим кагэбевским чином. Болтая без устали, Мошинский рассказал, что в трех секретных лагерях на острове Врангель содержались исключительно иностранцы, преимущественно пленные офицеры армий гитлеровской коалиции: немцы, итальянцы, венгры. “Но были там и некоторые гражданские”, сказал Мошинский, упомянув имена “шведского дипломата Валленберга” и русского Александра Трушновича. Имя Валленберга мало что говорило Аврааму, кроме того, что его тоже упоминали уголовники, рассказывавшие о лагерях на острове. Но вот имя Трушновича заставило его отнестись к болтовне Мошинского более серьезно.

Это имя было знакомо Аврааму в связи с тем, что до 1954 г. Александр Трушнович был руководителем базировавшейся во Франкфурте русской антикоммунистической организации НТС, с которой Авраам успел вступить в контакт и начал сотрудничать в борьбе против советской власти. Трушновича Авраам, выехавший из СССР в 1970 г., уже не застал, так как тот был похищен советскими агентами в 1954 г. и вывезен, как предполагали его соратники, в СССР. Больше о нём никто никогда ничего не слышал. Во Франкфурте Авраам познакомился с сыном Трушновича, Ярославом.

Услышав, что Мошинский не только видел Трушновича на Врангеле, но и утверждает, что разговаривал с ним, Авраам решил, по выходе из больницы, проверить, насколько можно верить рассказам этого человека. Он написал Трушновичу-младшему и попросил прислать фотографию отца.

Получив фотографию, он пригласил к себе в гости Мошинского. Зная о беспардонности и любопытстве этого человека, он придумал для него ловушку (сказался опыт следователя-криминалиста): как будто невзначай, он оставил на столике в гостиной пачку фотографий разных людей, которые вытащил из своего альбома. Среди них лежала и фотография Трушновича-старшего. Уйдя в кухню готовить чай, Авраам не сомневался, что Мошинский схватит фотографии и начнет смотреть. Так и случилось. Авраам исподволь следил за ним из кухни. Просматривая фотографии незнакомых людей, Мошинский не проявлял большого интереса - просто ему больше нечем было себя занять.

Но вдруг он замер и после некоторой паузы сказал: “Эй, а я ведь этого человека знаю! Кто это?” “Нет, ты не можешь его знать”, - спокойно ответил Авраам, - “это мой знакомый, которого ты не мог встречать”. Однако Мошинский продолжал рассматривать фотографию, а потом победоносно заявил: “Я знаю, кто это! Это Трушнович!” А затем произошло нечто совершенно неожиданное. Продолжая смотреть на фотографию, Мошинский добавил: “Но если ты думаешь, что он так выглядел, когда я его встретил, то ты глубоко ошибаешься! Он был уже, как печёное яблоко. Я бы его и не узнал. Но у него была при себе фотография его сына, он мне её показывал. Так вот, этот сын выглядел точно, как на этой фотографии”.

Такого придумать он не мог: только те, кто знал отца и сына Трушновичей, знали, что они были похожи, как две капли воды!

Это заставило Авраама отнестись более внимательно и к остальной информации, полученной от Мошинского. Запомнил он и сказанное им о Валленберге. И, выступая несколько месяцев спустя в Сенате США, Авраам упомянул имя Валленберга среди прочих известных ему имен иностранцев в советских лагерях.

Сенсация, которую это упоминание вызвало, была для него полной неожиданностью. Сенатское слушание его было опубликовано отдельной книжкой и переведено на многие языки. Бесконечные корреспонденты СМИ из разных стран осаждали его и требовали подробностей о Валленберге. Но подробностей он дать не мог, предоставив им Мошинского в качестве источника информации.

Ошибкой телевизионной группы из Швеции было предложение Мошинскому оплаты за интервью: узнав, что так можно зарабатывать деньги, он решил, что за одну и ту жеинформацию дважды платить не будут, и стал в каждом следующем интервью добавлять новые подробности, которые, совершенно очевидно, были уже плодом его собственного воображения. В конце концов, после многократных предупреждений, Аврааму пришлось взять его в американское посольство в Тель-Авиве, где он в присутствии консула США изложил первоначальную историю и поклялся, что больше, кроме этого, он о Валленберге не знает ничего. Это нотариально заверенное заявление впоследствии служило единственным способом опровержения все новых изобретений Мошинского.

Авраам, между тем, приступил к серьезному расследованию судьбы Валленберга в рамках созданного им в 1974 г. Центра Исследования концлагерей, тюрем и психтюрем СССР. Сенсация, возникшая в результате сенатского слушания, и опубликованные позднее результаты расследования, в ходе которого были найдены и другие свидетели того, что Валленберг вовсе не умер в 1947 г., а находился в различных лагерях и тюрьмах Советского Союза, привели к тому, что судьбой Валленберга начали, наконец, интересоваться на Западе всевозможные высокопоставленные деятели. Возникли многочисленные “комитеты спасения Валленберга”, которые начинали с того, что запрашивали у Авраама материалы, а затем продолжали поиск уже самостоятельно.

Впоследствии появились и найденные другими людьми свидетели того, что Валленберг был жив, по крайней мере, вплоть до 1981 г. Авраам продолжал свое расследование, одновременно требуя от “сильных мира сего” вступиться за героического шведа и потребовать его освобождения из СССР. Некоторые журналисты, взявшие у Авраама интервью на тему о Валленберге, впоследствии опубликовали книги на базе этого материала. Статьи Авраама на эту тему довольно широко публиковались в мировой прессе. Ниже я привожу одну из таких статей.

Но на фоне всей этой шумихи практических действий с целью спасения Валленберга на государственном уровне не предпринимали ни в Израиле, ни в США, ни в Европе. Никто не хотел вступать в конфронтацию с Кремлем и называть советских правителей лжецами, прижимая их к стене фактическими доказательствами. Поэтому от живых свидетелей отмахивались, дожидаясь, пока они вымрут. А пока называли именем Рауля Валленберга улицы и парки и сажали в память о нём деревья в Яд Вашеме и прочих мемориальных местах. Призывы Авраама и его немногочисленных единомышленников о том, что недопустимо увековечивать живого среди мертвых, что нужно бороться за его освобождение и вырвать его из пасти советской акулы, вызывали лишь снисходительные улыбки. Поминать и увековечивать мёртвого было куда легче и приятнее.

Мне остро напомнил об этом состоявшийся сегодня вечер в честь 60-летней годовщины похищения Рауля Валленберга. На этом вечере создавалось некое движение для увековечивания памяти тех евреев и не-евреев, которые спасали евреев из лап фашистов. Выступали с речами милые и респектабельные люди, пели песни, читали стихи, показывали записанные на видео речи других людей, в том числе и немолодой уже племянницы Валленберга.

Но самым поразительным прозвучало выступление руководителя международной организации в защиту Валленберга, который, не моргнув глазом, сообщил почтенному собранию, что Кнессет Израиля проявил похвальную инициативу, представил и уже провел в первом чтении законопроект, требующий ... вернуть Валленберга домой! “Каждый из вас, здесь присутствующих, может помочь вернуть Валленберга домой, к семье, позвонив или написав депутатам Кнессета и призвав их голосовать за этот законопроект!”, - сказал вполне здраво выглядящий джентльмен, словно он не помнит, что Валленбергу сегодня был бы 91 год, и последний свидетель видел его уже свыше двадцати лет назад.

Сегодня, когда в тюрьме сидит современный еврейский герой Йонатан Поллард, и писать, кричать и предпринимать всевозможные действия следует для его спасения, пока тоже не стало поздно, эти милые дамы и джентльмены, с опозданием в тридцать лет, проводят законопроекты о возвращении Валленберга “домой, к семье”!

Мне снова стало больно, как тогда было больно Аврааму, когда он кричал в пустоту, но никто не хотел слышать!

получено от автора
Tags: Авраам Шифрин, Рауль Валленберг, Россия, Холокост, Шифрин, остров Врангеля, террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment