Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
Позавчера был мой пост в память о Михаиле Ароновиче Пархомовском, создателе многотомного научно-литературного труда "Евреи в культуре Русского зарубежья", руководителе Научно-исследовательского центра "Евреи России в Зарубежье и Израиле".

При жизни Михаила Ароновича, а скончался он два года назад, вышло 20 полновесных томов. Дело жизни Михаила Ароновича, надеюсь, будет продолжено, и появятся новые тома. Тема неисчерпаемая, ибо вклад евреев в мировую цивилизацию необъятен.

А начинал Пархомовский ещё до репатриации в Израиль книгой о генерале Зиновии Пешкове, приёмном сыне писателя Максима Горького и брате большевистского деятеля Якова Свердлова. Сама же книга есть на сайте Берковича, не знаю - в полном ли виде:

http://club.berkovich-zametki.com/?p=9897

Существует много русскоязычных пересказов и изложений биографии Зиновия Пешкова. Выбрала два таких текста, вот первый...


-------------------------------
ЗАГАДКА ОДНОЙ СУДЬБЫ
М.Пархомовский. Книга об удивительной жизни Ешуа Золомона Мовшева Свердлова, ставшего Зиновием Алексеевичем Пешковым, и необыкновенных людях, с которыми он встречался.

Автор - Алина ИОХВИДОВА (Торонто)
Журнал "Вестник", номер 18(277), 28 августа 2001 г.

http://www.vestnik.com/issues/2001/0828/win/iokhvidova.htm

Image Hosted by PiXS.ru

Зиновий Пешков с Горьким и Катей Желябужской.

Те, кому повезло прочитать "Книгу об удивительной жизни" Михаила Пархомовского, наверное, убедились, что слова "удивительная" и "необыкновенные", вынесенные в ее подзаголовок, вполне закономерны. В самом деле, один только перечень героев этого документального повествования способен ошеломить: эти люди во многом определили историю прошедшего столетия и в политике, и в искусстве, и во многих иных областях. Возьмите наугад лишь несколько имен: Максим Горький и его ближайшее окружение, студийцы Школы МХАТа и известный литератор, критик и публицист Александр Амфитеатров, Федор Шаляпин, Илья Репин, Иван Бунин... Это как бы один круг действующих лиц.

С другой стороны, настоящее имя Зиновия Пешкова - Свердлов - сразу же вводит нас в иной круг не менее знаменитых (увы, порой печально) деятелей: его большая еврейская семья, где Зиновий был старшим сыном, Яков Свердлов - его родной брат, Леопольд Авербах - его племянник и другие представители этого во многом незаурядного семейства.

А потом появятся новые имена, совсем неожиданные: Бела Кун, Чан Кайши, герои французского Сопротивления - Эдмонда Шарль-Ру, княгиня Вики Оболенская и ее муж князь Николай Оболенский, президент Франции Шарль де Голль...


Многие из них никогда не встречались в жизни, но их пути пересеклись, как в призме, в судьбе главного героя, смерть и похороны которого превращаются в апофеоз. Кавалеру Военной медали и Большого креста Почетного легиона Франции, герою нескольких войн генералу Франции Зиновию Пешкову - Иешуа Золомону Мовшеву Свердлову, уроженцу Нижнего Новгорода - Франция оказала высочайшие почести.

Кто же этот человек, чем он так прославился? И почему мы о нем мало знали раньше, до выхода в свет первой книги об этом удивительном и загадочном человеке, изданной Михаилом Пархомовским под названием "Сын России, генерал Франции" в 1989 году и ставшей библиографической редкостью?

Вероятно, сейчас самое время будет рассказать об авторе книги Михаиле Ароновиче Пархомовском.

Михаил Пархомовский по профессии не литератор и не историк, а врач. Тем больше восхищает профессионализм и тщательность его исследований, прекрасный стиль его произведений. Оновной темой его исследовательской, творческой и издательской деятельности являются судьбы представителей русско-еврейской эмиграции и репатриации, связи евреев России с русской и международной культурой. Тема эта поистине неисчерпаема, как неисчерпаем и энтузиазм Михаила Пархомовского, живущего в Израиле с 1990 года. Недаром ему было присвоено звание Человек года 1998 в США и Человек года 1997/1998 - в Англии.

Профессия врача сыграла свою роль в написании книги о Зиновии Пешкове. Михаил Аронович услышал от своего пациента, профессора Института мировой литературы Федора Всеволодовича Попова, лично знавшего и глубоко уважавшего Максима Горького, много интересного. Стал читать литературу о нем, собирать биографические материалы. Читая письма Алексея Максимовича к жене Екатерине Пешковой, Пархомовский узнал и о Зиновии Пешкове. Заинтересовался, начал расспрашивать Попова. И вот первая характеристика Зиновия Пешкова из уст человека, знавшего его лично: "Это был гениальный авантюрист". Это определение повторяет и А.Н.Рубакин, доктор медицинских наук, человек весьма образованный, сын известного создателя русских библиотек в Швейцарии. Он не был биографом З.Пешкова, но написал свои воспоминания о встречах с ним. Записки так и называются - "Авантюрист нашего времени". М.Пархомовский по поводу этих воспоминаний пишет, что, несмотря на их тенденциозность и желание очернить Зиновия Пешкова, они достигают обратного эффекта.

Image Hosted by PiXS.ru

Зиновий Алексеевич Пешков.
Фото 1926 года.


Image Hosted by PiXS.ru

З.А. и в старости оставался
интересным человеком.


Авантюрист? Странно, из писем Горького сложилось совсем иное впечатление. Впрочем, что такое авантюрист? Первоначальное значение слова предполагает человека, ищущего и находящего приключения, не умеющего жить обычной рутинной жизнью. Если исходить из этого значения, то, несомненно, Зиновий Пешков и его жизнь вполне ему соответствуют. Путем изучения литературы и документов, путем скрупулезных расспросов и встреч с людьми, так или иначе связанными с Зиновием Пешковым и его родными и близкими, удалось узнать очень многое об этом человеке и его жизни. О каждом из этапов этой жизни вполне можно было бы написать роман.

Фильмы о Свердлове были, но только не о Зиновии Пешкове - Золомоне Свердлове, а о его младшем брате Якове Свердлове. И о семье этой есть довольно обширная литература. Собрав все сведения, фотографии, М.Пархомовский создал галерею портретов членов этой семьи, что само по себе могло бы составить целую книгу - так много в ней было талантливых и неординарных людей. И не только Золомон - Зиновий ушел из этого дома в революцию, за ним потянулись и другие братья. Но это не объединило их, а стало причиной отчуждения. Как выяснилось, семья Свердловых не признавала старшего брата, да и он сам не только рано ушел из дома, но и порвал с ним связь навсегда. Что было причиной разрыва? На это прямых ответов найти не удалось.

Приняв крещение, Золомон Свердлов превратился в Зиновия Пешкова, а своего крестного отца считал как бы родным отцом. И Горький считал "Зину", как он его называл, одним из самых близких ему людей. Было ли крещение причиной отчуждения? Михаил Пархомовский не склонен так считать: ведь отец Зиновия, Михаил Израилевич Свердлов, вторым браком был женат на русской православной женщине. К сожалению, их потомки также не желали признавать Зиновия и отказывались о нем говорить.

Этот этап жизни героя книги окутан такой же тайной, как и многие последующие, несмотря на достаточно подробную литературу. И если считать, что авантюрист - это также человек, жизнь которого полна тайн и неясностей, человек, живущий не под своим именем, то можно снова согласиться с тем, что Зиновий Пешков - авантюрист.

Следующий период жизни Зиновия Пешкова тесно связан со студийцами МХАТа, с увлечением театром. Склонность к актерской игре и хорошие артистические данные отмечали все, кто был знаком с Зиновием. Профессиональным актером он не стал, однако в его личной жизни и деятельности эта аритистичность сыграла немалую роль. Может быть, это тоже признак авантюризма? Ведь многие известные авантюристы обладали обаятельной наружностью и обворожительными манерами, пользовались успехом у женщин.

18 сентября 1904 года Зиновий покидает Россию. Начинаются поездки и странствия по странам и континентам, вместе с Горьким и без него. От Швеции и Англии до Канады, США, Новой Зеландии и Капри лежат отныне его дороги. И тут мы находим явные признаки авантюриста - частые переезды, путешествия. С какой целью? Это не всегда очевидно. Зиновий Пешков отправляется на заработки, живет своим трудом в Канаде, в Торонто, затем он присоединяется к Горькому и опять выполняет при нем многие поручения. Был ли он его личным секретарем? Отчасти, видимо, так. Но этим не ограничивался круг его деятельности при знаменитом писателе.

И здесь многое недосказано, мы можем вместе с автором книги лишь что-то предполагать. Как много событий и лиц в этой молодой жизни! А ведь это лишь самое ее начало. И самые драматические и трагические эпизоды еще впереди.

Первая мировая война стала и первым героическим рубежом в жизни Зиновия. Раньше мы представляли его себе то революционно настроенным молодым инсургентом, то несколько избалованным и легковесным молодым человеком, то незадачливым русским эмигрантом в Канаде. Но вот перед нами предстает волонтер - солдат второго класса Иностранного легиона, впервые в своей жизни сражающийся за Францию. И все последующие сражения, в которых принимает участие Зиновий Пешков - за страну, ставшую для него второй родиной. 9 мая 1915 года в сражении под Аррасом он тяжело ранен, чудом остается в живых, но правая рука ампутирована по плечевой сустав. И в сражении, и после ранения и ампутации он ведет себя необычайно мужественно. Даже находит в себе силы восхищаться грандиозным сражением (дань романтизму и артистическому восприятию жизни). Зиновий Пешков становится кавалером французского ордена Военного креста с пальмовой ветвью.

Image Hosted by PiXS.ru

А.М.Горький, З.А. и М.А.Пешковы в Сорренто,
Италия, середина 1920-х годов.


А.Н.Рубакин пишет в своих воспоминаниях об этом важном в жизни З.Пешкова этапе, что именно после ранения, когда, казалось бы, его карьера должна была окончиться получением пенсии, она лишь только началась. Написано об этом с неудовольствием, автор явно считает этот факт проявлением все того же "авантюризма", в данном случае, умением "заводить нужные связи", "втираться в доверие". Это и способствовало началу головокружительной дипломатической карьеры героя книги.

Конечно, первые шаги этой карьеры еще недавно в советской историографии могли быть оценены как тяжкое преступление. Зиновий принимает весьма деятельное и успешное участие в переговорах Франции с США по поводу вступления последней в войну на стороне Франции. После этой миссии его в 1917 году награждают орденом Почетного легиона "за исключительные заслуги по отношению к странам-союзницам". В эти годы он ненадолго возвращается в Россию. Именно его деятельность периода революции и гражданской войны в России послужила причиной резко негативного отношения к З.Пешкову как к "наемнику Антанты", противнику большевиков (что правда) и чуть ли не предателю.

Михаил Пархомовский собрал очень ценные материалы, помогающие понять смысл деятельности З.Пешкова в это время и понять мотивы его поступков с разных точек зрения. Нет, вряд ли можно считать З.Пешкова "солдатом удачи", наемником, которому все равно, кому служить - лишь бы платили. В действиях З.Пешкова прослеживается вполне четкая убежденность и последовательность. И выбор им сделан уже окончательный, ему он не изменит до конца жизни - все свои силы и таланты он отдает Франции, интересы этой страны становятся для него определяющими. Но не забудет он и Россию, о ней он будет вспоминать и в самые последние часы своей жизни. Принимая активное участие в Сопротивлении, он тесно и до конца останется связанным с Вики и Николаем Оболенскими, русскими героями борьбы французского народа с фашизмом. Прах Зиновия Пешкова покоится в ногах надгробия княгини Оболенской - такова была его последняя воля.

Не хочется впадать в грех пересказывания содержания книги. Скажу лишь, что для Михаила Пархомовского поиски и исследования, относящиеся к самому большому по времени и самому насыщенному по деятельности периоду жизни Пешкова, становятся все более сложным делом. Прежде всего, это связано с дипломатической деятельностью Зиновия: здесь многое не только было, но и по сей день остается тайной. Это связано и с относительной давностью событий: многих действующих лиц уже нет в живых. Не последнюю роль в этих постоянно возникающих препонах сыграло время написания первого варианта книги - 1989 год. В этот момент происходит ломка старых стереотипов советского мышления, но тяжело, со скрипом! Нам памятно это время: сталкиваются в лоб старое и новое, Сахаров говорит с трибуны съезда, а вокруг беснуется и улюлюкает хорошо отлаженный хор - свора депутатов, Егор Лигачев и Нина Андреева "не могут поступиться принципами", а между тем назревает развал Союза... С тех пор прошло немногим более десяти лет, а кажется, что целый век - столько событий уложилось в этот срок.

Неудивительно поэтому, что фигура Зиновия Пешкова в ту пору официозной советской историографией могла рассматриваться преимущественно как одиозная. Но даже в таком контексте признавались его незаурядные таланты и та неординарная роль, которую он сыграл в важнейших политических событиях середины двадцатого столетия.

При написании второй версии книги отношение к такой многогранной личности должно было стать иным. Большие изменения произошли и в судьбе автора, переехавшего в Израиль. Поэтому труд М.Пархомовского можно сравнить с работой реставратора, восстанавливающего по сантиметру поврежденное полотно. И очень интересно не только увидеть воссозданную картину, но и наблюдать за самим процессом реставрации. Это придает книге большой динамизм и увлекательность. Иногда кажется, что читаешь сценарий будущего фильма. На месте кинематографистов я бы не упустила такого оригинального сценария, написанного самой жизнью.
Tags: Россия, Франция, биография, личность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment