Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ... ז"ל

Умер Человек.
Автор - Николай Сванидзе.

21 декабря 2017 года, https://lechaim.ru

На семьдесят втором году жизни, после тяжелой болезни, рано утром 18 декабря в Израиле скончался Арсений Борисович Рогинский. Основатель, многолетний руководитель и ангел‑хранитель историко‑просветительского, благотворительного и правозащитного общества «Мемориал». Историк и филолог. И правозащитник от Б‑га.

Image Hosted by PiXS.ru
Фото Томаша Кизны

Он родился в глухом северном городке Вельске под Архангельском, куда был сослан его отец — ленинградский инженер Борис Соломонович Рогинский. Окончил Тартуский университет, был любимым учеником великого Ю. М. Лотмана. Жил в Ленинграде, работал библиографом в Публичной библиотеке имени Салтыкова‑Щедрина, учителем русского языка и литературы в вечерних школах. Как историк‑исследователь занимался российской историей, в особенности девятнадцатым веком. В 1975–1981 годах составлял и редактировал самиздатовские сборники исторических работ «Память». После проведенных у него на квартире обысков по требованию КГБ был уволен из школы. В 1981 году Арсению Рогинскому было недвусмысленно предложено эмигрировать в Израиль к родственникам, которых у него там не было. Он отказался и был в том же году арестован и по ложному обвинению в подделке документов получил четыре года лагерей. На процессе произнес речь «Положение историка в Советском Союзе». Полностью отсидел свой срок. Вышел в 1985 году, в 1992‑м — полностью реабилитирован.

После освобождения основал общество «Мемориал» и до самой смерти отдавал ему все свои силы, нервы и огромный талант.

Масштаб его личности был всегда очевиден. Интеллигент в лучшем, прекраснейшем смысле этого слова, человек ума, мужества и совести, он, по сути, всю свою жизнь занимался народным просвещением в истинном, высоком значении. Преодолевая упорное, глубинное сопротивление сначала советской, а затем, с перерывом на 1990‑е, российской охранительной машины, он неустанно промывал нам глаза и души, очищал нашу историческую память. С глуховатым голосом, мягкой улыбкой, жестковатым юмором и неизменной сигаретой, он был обаятелен, уютен и мудр. Никогда никакого пафоса, никакой позы, никакого фанатичного блеска в спокойных, чуть ироничных глазах.

Не революционер ни в коем случае. Но борец — да. И победитель.

С Рогинским мы общались, когда я приходил в «Мемориал». И еще в теплом, всегда распахнутом для друзей доме Людмилы Михайловны Алексеевой. В этом доме много поют — чаще всего военные и бардовские песни. И вот однажды случайно выяснилось, что у нас с Арсением Борисовичем есть один любимый романс Александра Галича. Романс под названием «Тонечка» — о трагедии сдавшегося, продавшегося мужчины. И о силе любящей и не простившей женщины. Сильная песня.

Ушел большой, сильный и добрый человек.

Мы плачем...

Ведь Арсений Борисович занимался нами, историей наших семей, историей наших близких, которые были репрессированы и расстреляны. В этом смысле он очень близкий человек для многих из нас. Моя жена, когда знакомилась с Арсением Борисовичем, сказала: я внучка такого‑то. И он отреагировал мгновенно, назвав ее деда по имени‑отчеству и заговорив о нем как о добром знакомом. С тех пор появилось стойкое чувство, что Арсений Борисович — живая связь с тем, нашим, расстрелянным, которого мы никогда и не видели.

Если у здешней жизни есть продолжение, можно не сомневаться, что Арсений Борисович и там разыщет наших близких и расскажет им, что мы их помним. Лучшего человека для такого дела, чем Арсений Борисович, и на том свете не сыскать.
Tags: Мемориал, биография, личность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments