Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Вчерашняя
история с морской черепахой,
выпущенной в море на хайфском побережье возле Шикмоны, напомнила мне строки любимого поэта Ильи Сельвинского... Поэта, любимого мной с моей юности и до сегодняшней старости. А стихотворение называется "О дружбе". Впервые (сейчас выяснила!) я перепечатала строки этого чудесного стихотворения в свой Живой Журнал аж одиннадцать лет назад - 22 марта 2007 года (к счастью, знаю такой поисковик, который подсказывает мне даты прошлых записей!).

Cтихотворение о выпущенной в море ... нет, не черепахе.... нерпе...


...Но однажды нырнёт со стаей
Под огни пароходного носа.
Обожжёт её боль золотая,
О моей теплоте взгрустнётся.
Затоскует по моим песням,
Задохнётся от слёз щемящих -
Океан покажется тесным
И просторным эмалевый ящик.




* * *
ИЛЬЯ СЕЛЬВИНСКИЙ

О ДРУЖБЕ


Когда море отбегает в час отлива,
Рыбы стонут, ничего не понимая...
Дыбом встанет их цветное оперенье,
И от ужаса меняется окраска;
А водою отражаемые звезды
Не удержатся на вогнутых откатах
И, ударившись о днище, почернеют.
В этот час зелено-пегого отлива
Я нашел молодую нерпу.

Попыталась уползти на ластах.
Обернулась. Лает хриповато.
Но глаза ее, по-детски золотые,
Умоляюще глядят на великана.
Я тихонечко протягиваю руку,
Не спуская гипнотического взгляда,
Нерпа стынет в неестественной позе...
Но не выдержала. Укусила.

Высосав чернеющую ранку,
Обмотав ее жгутом с узлами,
Наступил я нерпе на лапу
И по храпу ее ударил.
Заметалась в стороны зверуха,
Фыркнула, заныла, зачихала...
Я размеренным движеньем дровосека
пять минут её по носу дубасил.
Больше уж она не кусалась.
Лишь глаза умоляюще глядели.
Я унес ее домой - и нерпа
Стала жить в эмалированной ванне.

Океанская волна ходила,
Огни зажигая по эмали,
А в голубизне ее горели
Два огня электрической нерпы.
По утрам, мохнатой простынкой
Обтерев серебристое тельце,
Я носил ее туда и обратно
Мимо почты, цирюльни, аптеки,
И, обняв меня ластом за шею,
Положив голову на ворот,
Нерпа тихо дышала в ухо,
Точно больной ребенок.

Так мы с ней замечательно дружили,
Каждый день по улице гуляли.
Но прошло уже семеро суток,
А она ничего не ела.
Я бросал ей живую рыбу,
Радугой зажегшую ванну.
Рыба прыгала, играла, кувыркалась,
Но недвижно огни горели.

Тогда я понял, что нерпа
Жить у меня не будет:
Замечательные наши отношенья
На ее решимость не влияли.
И тогда я взял ее из ванны
И понес не на улицу, а к морю -
На ветру моя нерпа встрепенулась
И, как в первый раз, укусила.
Я спустил ее с берега в воду.
В глубину ушла моя подруга.
И литое серебряное тело
В полумгле блеснуло торпедой.

Я стоял над широкой бухтой
И, волнуясь, считал секунды...

Далеко, далеко на солнце
Вспыхнула. И обернулась.
И исчезла. Больше не выйдет.
Я ее никогда не увижу.
И, поправив жалкую улыбку,
Я ушел решительным шагом.

Парикмахерская. Радио. Аптека...
Все-таки она обернулась.
Может быть, увидела на мысе
Черный силуэт человека?

Я мечтаю о пламенной дружбе.
Потрясающей, точно клятва,
Чтобы сердце свое, если нужно,
Разорвать пополам! На два!
Но идея дружбы проста ведь:
Как служить такому призванью,
Если мог я ей предоставить
Взамен океана - ванну?

Уплывай же, веселая рыба,
Из моих бесприютных комнат.
Оглянулась - и на том спасибо.
Оглянулась - стало быть, помнит.
Но навек берегам не обрамить
Эту беглую смутную память:
Снова море стихию разбудит,
И она меня позабудет.

Но однажды нырнет со стаей
Под огни пароходного носа.
Обожжет ее боль золотая,
О моей теплоте взгрустнется.
Затоскует по моим песням,
Задохнется от слез щемящих -
Океан покажется тесным
И просторным эмалевый ящик.

1933
Tags: моё, поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment