Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
Первая годовщина ухода Евгения Евтушенко.
Статья написана ровно год назад, звучит как некролог...


* * *
Александр Бирштейн
2 апреля 2017 г.


ПОСЛЕДНИЙ БАЛОВЕНЬ ЭПОХИ.


Умер Евгений Евтушенко. Ушел последний поэт из удивительной плеяды поэтов, явившихся миру в конце 50-х – начале 60-х годов. Их было много, и каждый читатель смог выбрать себе любимого. А то и несколько. Самыми яркими тогда было пятеро: Ахмадулина, Вознесенский, Евтушенко, Окуджава, Рождественский.

Как по мне, навсегда остался самый скромный из них – Булат Окуджава. Долго будут помнить Беллу. Думаю, что почти забыты самый талантливый из них Андрей Вознесенский и самый порядочный – Роберт Рождественский, о котором так хочу когда-нибудь написать отдельно.

А Евтушенко? Наверное, вспоминая в эти дни о нем, будут говорить о «Бабьем Яре». Я не стану это делать. Я не стану даже говорить о «Диспетчере света», ради которого, возможно, написана «Братская ГЭС». Я просто хочу поделиться с вами стихами поэта, который долгие годы занимал умы и сердца советских и, частично, постсоветских людей.

Евгений Александрович Евтушенко, как умел, творил добро и никогда – слышите – НИКОГДА! – не творил зла.

Его любили. С ним дружили даже секретари ЦК, которые, как водилось, дружить вообще не умели.

Он был отчаянно смел, заступаясь за друзей и целые народы. Он ПЕРВЫЙ отправил телеграмму Брежневу, протестуя против ввода наших войск в Чехословакию. (Приемщицу телеграмм, принявшую такую телеграмму, сняли с работы. Евтушенко добился ее восстановления).

Он возник из шумной и веселой оттепельной московской толпы и сразу выделился веселой бесшабашностью, умением подшутить над собой.

Я шатаюсь в толкучке столичной
над веселой апрельской водой,
возмутительно нелогичный,
непростительно молодой. ...


И вот этот «непростительно молодой» умел видеть и откликаться на человеческие чувства умел жалеть и делиться теплом. Стихотворение «Окно выходит в белые деревья» я прочел много-много позже его написания, и оно очень-очень тронуло меня. Казалось бы, какое дело совсем молодому поэту до старого профессора, от которого ушла жена. Но было, было дело...

... Окно выходит в белые деревья,
в большие и красивые деревья,
но мы сейчас глядим не на деревья,
мы молча на профессора глядим.
Уходит он,
сутулый,
неумелый,
под снегом,
мягко падающим в тишь.
Уже и сам он,
как деревья,
белый,
да,
как деревья,
совершенно белый,
еще немного -
и настолько белый,
что среди них
его не разглядишь.


И так всю жизнь. Евтушенко умел увидеть то, мимо чего проходили, не заметив, другие. И говорил, и писал об этом. Иногда это было напыщенно, иногда нескромно. Но мы говорим и станем говорить об удачах поэта. А их было много!

Со мною вот что происходит:
ко мне мой старый друг не ходит,
а ходят в мелкой суете
разнообразные не те.
И он
не с теми ходит где-то
и тоже понимает это,
и наш раздор необъясним,
и оба мучимся мы с ним.
Со мною вот что происходит:
совсем не та ко мне приходит,
мне руки на плечи кладёт
и у другой меня крадёт. ...


Я был в восторге от этих стихов. И не я один. Они не были громкими. Они были – я знаю, не все со мной согласятся! – честными.
Или вот... Еще отрывок.

Когда взошло твое лицо
над жизнью скомканной моею,
вначале понял я лишь то,
как скудно все, что я имею.

Но рощи, реки и моря
оно особо осветило
и в краски мира посвятило
непосвященного меня. ...


В 1961 году Е. Евтушенко написал несколько знаковых стихотворений. Одно из них принесло ему всемирное признание, славу, любовь одних и ненависть других. Это «Бабий Яр». Другое стало песней, которую пели десятилетия. Это «Хотят ли русские войны».
Но я приведу четыре строчки из другого стихотворения, очень меня тогда задевшего своей правотой.

Людей неинтересных в мире нет.
Их судьбы — как истории планет.
У каждой все особое, свое,
и нет планет, похожих на нее. ...


Или вот стихотворение «Граждане, послушайте меня!». Сколько раз проходил мимо последней строфы. А ведь она самая важная!

... Страшно, если слушать не желают.
Страшно, если слушать начинают.
Вдруг вся песня, в целом-то, мелка,
вдруг в ней все ничтожно будет, кроме
этого мучительного с кровью:
"Граждане, послушайте меня..."?!


А это, одно из любимых стихотворений, не стану приводить целиком. Приведу только первую, провидческую его часть.

Идут белые снеги,
как по нитке скользя...
Жить и жить бы на свете,
но, наверно, нельзя.
Чьи-то души бесследно,
растворяясь вдали,
словно белые снеги,
идут в небо с земли.
Идут белые снеги...
И я тоже уйду.
Не печалюсь о смерти
и бессмертья не жду.
я не верую в чудо,
я не снег, не звезда,
и я больше не буду
никогда, никогда. ...


Знаете, на этом можно было бы закончить. Но еще буквально несколько слов. Просто слов благодарности поэту, который долгие годы писал для нас. Каждый находил в них что-то свое. Каждый! И разве этого мало? Да, он был баловнем своего времени, много ездил по миру, дружил с вождями. Но помогал-то он простым людям, писал он для них и про них.
Мне так жаль, что его больше нет!
Tags: Евтушенко, личность, поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments