Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Facebook, Лиза Юдин.

Я ждала этого звонка и даже знала, каким будет голос в трубке.
— Мама-а-а, – прозвучало в телефоне, хрипло и заморожено, – мама-а...
Моя младшая дочь возвращалась из Майданека. Впереди были Треблинка, Биркенау, варшавское гетто, краковское гетто, Освенцим...

Израильские школьники летают в Польшу. Летят ученики выпускных классов. Идут дорогами Холокоста. Концлагери сменяют гетто, гетто сменяют расстрельные рвы и старые еврейские кладбища.

И кто-то уже говорит: «А может, не нужны эти поездки, разрушительно действующие на неокрепшую юношескую психику?»

Моя шестнадцатилетняя дочь стоит рядом и, показывая кадр, снятый в Польше, хрипит:
— Видишь? Это многотонная гора из спрессованного человеческого пепла. Эту гору должны видеть все евреи со всего мира. Тогда поймут, что такое для нас всех сильный Израиль...

Подготовка к этой поездке началась за год. Они встречались с пережившими Катастрофу, ездили в Яд ва-Шем, на двухдневный семинар в Нетанию. С ними беседовали учителя, инструкторы, психологи.
— Это не развлекательная прогулка, не шоппинг. Не будет ни дискотек, ни хождения по магазинам. Будет тяжелый душевный труд, и дети, и родители должны это хорошо понимать, – звучало на каждом собрании. И в какой-то момент возникла мысль – а может, действительно не надо...

Фильм, снятый прошлогодними выпускниками – наши дети входят в Освенцим в белых куртках со Звездой Давида, под бело-голубым израильским флагом, зажигают поминальные свечи и поют «А-Тикву» – пробирает до мозга костей и уносит прочь малейшие сомнения. Надо! Обязательно надо. И именно сейчас, когда они летят не с родителями или друзьями, а как официальная израильская делегация; не туристы, а представители государства. Своего еврейского государства!

Израильские дети идут дорогами Холокоста. Восемь дней.
— Иди и смотри! Смотри не глазами. Смотри сердцем. Не бойся страданий, попробуй хоть на минуту почувствовать весь тот ужас, ту боль, которые пережил наш народ во время Холокоста. Иди и смотри! И пойми, и объясни другим, что только сильное еврейское государство сможет избавить нас от повторения этой истории, – мне трудно говорить.

Классный руководитель снимает фильм с родительскими напутствиями. Его покажут нашим детям перед Освенцимом.

— В Треблинке ничего нет. Просто зеленая трава, черные насыпи и камни. Но, когда стоишь там и понимаешь, что земля эта пропитана еврейской кровью на метры вглубь, чувствуешь, как горят ноги, – говорит дочь.

За восемь дней пережито столько, сколько многие из них не пережили за всю свою семнадцатилетнюю жизнь. Но дети есть дети, и от ролика, где они валяются в опавших листьях, осыпают друг друга разноцветным шуршащим ворохом – многие из них никогда не видели настоящего кленового листопада – веет такой жизнеутверждающей силой.

Крематории, газовые камеры, расстрельные рвы, нескончаемые груды обуви, бараки, вагоны...

— Видишь этот вагон? Возле него фашисты расстреляли еврея, не бросившего свой талит. Его отобрали силой и кинули на землю, а он его поднял и прижал к себе. Так его с талитом и расстреляли на месте...

- А здесь обитал эсэсовец, который наблюдал за газовой камерой. Видишь маленькое окошечко? Через него он смотрел, как люди задыхались. Отдыхал и смотрел...
Смотри, вот они баллоны от циклона В, их здесь тысячи...

- А это мы на встрече с польскими «Праведниками мира». Здесь собрались все израильские делегации школьников, находящиеся в этот момент в Польше. Народу... Мы все обнялись и пели песни на иврите. Такая силища! Такое чувство единения...

- Польская аптека в Варшавском гетто. Хозяин не захотел переезжать со старого места и остался на территории гетто. Готовил лекарства и продавал евреям. Ему хотели дать звание «Праведника мира», но не дали, он же все-таки продавал, а не помогал бескорыстно...
- Памятник Янушу Корчаку. Их много в Польше...
- А это еврейский ресторан. Видишь на иврите написано, и меню на иврите. Мы там обедали...

Это чувство не передать, когда мы входили в концлагеря не как туристы, а как государственная делегация Израиля, с нашими флагами, пели гимн... В Освенциме, Треблинке, Биркенау, Майданеке, в гетто – мы, еврейские дети, израильтяне, плакали над катастрофой нашего народа, но это был не жалкий плач, это были слезы сильных и уверенных людей... людей, за которыми стоит государство...

И каждая минута, проведенная там, только усиливает чувство гордости за свою страну и народ. Очень нужна такая поездка!
Tags: Польша, Холокост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments