Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
ТЕАТР ОДНОГО СВИДЕТЕЛЯ.
"Новая газета", 30 января 2019 года.


Допрос ключевого персонажа судебного спектакля по делу «Седьмой студии» показал ангажированность его постановщиков.

Два дня, когда Нина Масляева, главный свидетель обвинения по делу «Седьмой студии», давала свои показания, войдут в историю процесса как образцово-показательные. Допрос ключевого персонажа судебного спектакля демонстрировал ангажированность его постановщиков на редкость убедительно.

Image Hosted by PiXS.ru

Экономика проекта, которая открывалась за ответами Масляевой на вопросы защиты, ошеломляла. И — что с неотразимой убедительностью проявлялось помимо воли заинтересованных сторон — она строила, мутила и «заваривала» ее сугубо самостоятельно.

Главный бухгалтер «Седьмой студии» имела в Альфа-Банке корпоративную карточку, на которую перечислялись бюджетные деньги на проект. Лимит по ней был пятьсот тысяч в день. Кроме этого, она могла снимать госсредства по чекам. Тут лимита не было. Однако за все полученные лично ею в банке средства нужно было тщательно отчитываться. Расписывать траты, составлять подробные реестры — обременительная деятельность.

За первые годы работы Масляева сняла по карте больше 56 миллионов рублей, но все же при АНО «Седьмая студия» была создана сеть контор, которые занимались обналом.

«Зачем?» — спросил ее адвокат Дмитрий Харитонов. И Масляева пояснила: «Нужны были большие деньги. Проще было отправить какому-то знакомому обнальщику и написать «на спектакль»!» «Знакомым обнальщиком» стал давний и близкий друг Масляевой, индивидуальный предприниматель Синельников.

При обыске в ее квартире обнаружились интересные документы. В частности, готовый, с подписями и печатями, договор между ИП Синельников и «Седьмой студией». Изготовлен он был за месяц до того, как ее руководители вообще узнали о существовании этого персонажа. Что свидетельствует: Масляева с первых дней, как только ее позвали в проект, взялась выискивать пользу для своего дуэта. Услуги Синельникова стоили от 12 до 14% от любой суммы. Если сложить все операции, при которых безналичные средства превращались в пачки бумажных денег, привозимых Синельниковым Масляевой в сумках, получатся серьезные суммы. В итоге за годы сотрудничества Синельников и Педченко — другой добровольный «обнальщик» — неслабо поднялись на современном искусстве.


Главный бухгалтер «Седьмой студии» свои отчеты по событиям на «Платформе» рисовала как художник — свободно, с большой степенью условности. Маленький пример: в финансовом отчете по спектаклю «Сон в летнюю ночь» обнаружились авиабилеты Браззавиль–Москва–Браззавиль на шестерых, оформленные в фирме «Моско». И дело не в том, что связь Шекспира с танцорами из Конго стала режиссерским решением, а в том, что Масляева, не заморачиваясь, перепутала спектакли «Сон» и «Метаморфозы». Таких «условностей» множество. Это и понятно: события проекта Нина Леонидовна посетила за три года дважды, а на вопрос судьи Ирины Аккуратовой: «Вы сами себя озадачивали вопросом, было ли проведено мероприятие, или вам это было безразлично?» — Масляева ответила честно: «Мне это было безразлично». А позже, посреди допроса обронила: «Все, что касается «Седьмой студии» и ее счетов, забыла как страшный сон…»

Итак, зарплата в конвертах, заниженные суммы в ведомостях, фиктивное кадровое расписание, обналичка в интересах тех, кто ею занимался, «нарисованные» отчеты о проводимых мероприятиях — всем этим распоряжалась Нина Масляева, но на допросе объясняла:
ответственности она ни за что нести не может, потому что ее все время заставляли злые дяди-руководители.

Самая распространенная фраза в ее ответах «не помню».
Ее спрашивают, как готовились акты по выполнению государственного контракта, она отвечает: «Я сейчас не могу вспомнить четко и ясно». Ее спрашивают, на основании каких документов, она отвечает: «Видимо, там были какие-то документы. Я ж вам сказала — не помню!» Она говорит, что произвольно дробила суммы в отчетах, что они составлялись фиктивно. На вопрос, почему суммы не сходятся, отвечает: «Какая-то причина была, я сейчас ее не могу вспомнить...» Спрашивают, как она показывала в отчетах Министерству расходы на чай и вафли или почти полмиллиона на уборку — не помнит. Приобреталось ли звуковое и световое оборудование, компьютеры, мебель — не помнит. На прямой вопрос «Расходы были, но вы их не указывали?» — безмолвствует. Займы, кредиты, долговые обязательства, официальные отчеты все сегодня выглядит в ее голове и показаниях невероятной кашей. И чем чаще она произносит «не помню», тем острее ощущение мутного криминального кошмара.

После трех часов этих отпирательств адвокат Дмитрий Харитонов взрывается: «Конечно, как же вы можете нести ответственность, вы же, по вашим словам, вообще ничего не делали!»

А еще через несколько часов адвокат Ксения Карпинская проницательно замечает: «... отвечая на вопрос о вашей первой судимости в Брянске, вы сказали: во всем было виновато руководство, вас подставили. А в приговоре по вашему делу указано: «Полностью признала свою вину». Это вы что же — всегда во всем обвиняете руководство, а потом признаете свою вину и заключаете соглашение?» Судья адвоката осаживает...

-----------------------
25 января 2019 года.
Кульминация. Это слово в театре, жизни, литературе обозначает одно: высшую точку напряжения, максимальный накал. В деле «Седьмой студии» сегодня, в пятницу, она была запланирована. Выступление Нины Масляевой, главного бухгалтера проекта «Платформа». С начала процесса она назначена на роль ключевого свидетеля обвинения, опоры всей конструкции, с трудом, по камушку выстроенной следственной группой СК РФ.

Image Hosted by PiXS.ru

Масляева, единственная, почти сразу отказалась от собственного адвоката в пользу государственного защитника. Она, единственная, подписала соглашение о сотрудничестве со следствием. Ее, единственную, «выделили в отдельное производство», и меру вины будут взвешивать после окончания суда над Серебренниковым, Итиным, Малобродским и Апфельбаум. Ее будущее, возможно, впрямую зависит от того, насколько удачно она будет свидетельствовать.

Итак — выход Масляевой. Того, кто ожидал бомбы, которая очернит и обелит, кого следует, ждало жестокое разочарование. Ключевой свидетель обвинения выглядел жалко, несмотря на тщательную косметику и укладку. Косная речь, нетвердая логика, противоречия в показаниях. И ясное ощущение: хоть репетировали старательно, актриса плохая...
Tags: Россия, Серебренников, новая российская хрень
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments