Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:

ИЗ МОЕГО АРХИВА



Рехавам Зеэви (Ганди) הי"ד
Национальный герой Израиля
Родился - 20.06.1926 г.
Убит - 17.10.2001 г.


"Соль Земли"- Рехавам Зееви ("Ганди"), человек, офицер и джентльмен.
Автор - Михаэль Езер.

Октябрь 2011 года.

А ведь сегодня - целых 11 лет, страшно подумать, со дня, когда мы потеряли его. В 7 утра прозвучали три выстрела в коридоре гостиницы "Хайят" в Иерусалиме ... и оборвались Жизнь и Дело. Всю свою жизнь, с 15 лет, когдa в рядах ПАЛЬМАХа взял в руки винтовку, он шел путем Долга и погиб (за несколько часов до вступления в силу, если бы премьер-министр Шарон подписал, его отставки с поста министра туризма. Министра очень удачного, по-настоящему вкладывавшего в дело свою душу и знания (наверное, впервые за все существование этого министерства). Отставка в знак протеста против политики отступления перед Арафатом, против предательства безопасности жителей Хеврона (вывод войск с господствующих высот Харат аш Шейх и Шалхевет - именно оттуда была застрелена младенец Шалхевет Паз). Вместе с ним тогда ушел Либерман. В отличие от Шарона, за день до его гибели заявившего о принципиальном согласии с идеей Палестинского государства, Ганди был не из тех, кто играет принципами. «Ганди был человеком добрым и помогал нам всем, но когда речь шла об убеждениях, он был прямолинеен и бескомпромиссен. Он говорил о том, во что он верил, и он верил в то, что говорил». Это не славословия его сослуживцев - это слова, сказанные израильским арабом на его похоронах. В друзской деревне Далият эль Кармель я видел отделение его партии - "Моледет"(Родина) и беседовал со вдовой-друзкой, входившей в её Центральный Совет.

Седьмое поколение иерусалимцев по матери, сын гурского хасида из Польши, работавшего по приезду в Палестину на мощении дорог. Великолепный краевед, историк, автор нескольких книг, наиболее важная из них - о погроме 1929 г. в Хевроне. Обладатель, возможно, самой лучшей в стране огромной частной библиотеки по краеведению Земли Израиля. Знаток поэзии Ури Цви Гринберга и почитатель Булгакова. На фоне, мягко говоря, не блистающих академическими степенями израильских командиров (особенно в 60-70-е гг.) - выпускник United States Military Academy West Point, Высшей военной академии США. После ухода из армии - директор и позже председатель Совета директоров Музея Страны Израиля в Тель-Авиве (с 1981 по 1994 г). Депутаты от "левого" МЕРЕЦА в мэрии долго саботировали решение тоже весьма "левого" мэра города Рона Хульдаи о присвоении музею, фактически детищу Ганди, его имени. На сайте музея сегодня я не нашел ни единого слова в память Рехавама.

Местный Совет Иорданской долины имеет более крепкую память - имя Ганди носит участок 90-го шоссе от Мертвого моря до грузового терминала на Иорданию (мост Хусейна). Именно ему обязана долина своей безопасностью после установки там электронного забора - тонких струн с датчиками, системы минных полей, активных действий по предотвращению террора с "той стороны". Борец за Голаны, их развитие и изучение: в память об оказанной им помощи, на посту министра туризма, в создании инфраструктуры на Голанах и ведении там раскопок его имя присвоено уникальному памятнику - поселению и древней синагоге Ум-эль-Канатир. Теперь он называется "Кшатот Рехавам" (Арки Рехавама).

Он умел завоёвывать уважение. Его политический оппонент премьер-министр Рабин назначил его своим советником по борьбе с террором (после выхода в отставку по возрасту в 1993 г). До этого он был комбатом в бригаде «Голани», начальником разведки Южного военного округа, начштаба которого был еще в 1956 г. во время операции "Кадеш" - Синайской войны, прекратившей кровавые вылазки палестинских боевиков с территории Египта. После Шестидневной войны 1967 г., с 1968 г. он командовал Центральным военным округом, был начальником оперативного отдела генштаба, а в Войну Судного дня в 1973 г. был помощником начальника генштаба.

Я хорошо помню его гостем нашего поселка в конце 80-х, в том числе и у нас дома. Он интересовался происходящим в России, задавал на удивление умные и тонкие вопросы о политике, диссидентах, сионистском движении, знал имена Высоцкого и Галича, интересовался моим мнением о "Крейцеровой сонате", "Шинели" Гоголя и выселении прибалтов в 1941. Он очень помог мне в неприятной истории, в которую я влип, преследуя в наспех напяленной армейской гимнастерке с винтовкой М-16 пару арабов с "Узи", обстрелявших тогда еще совсем крошечный Северный Кдумим (мы были в нем 15-й семьей). Кросс в полтора километра по скалам и горкам кончился их бегством в деревню Кучин - а я, превратившись в результате армейской чехарды по рациям, от командира к командиру, из "митнахеля" (поселенца в гимнастерке) в "мехабеля" (террориста в гимнастерке), получил пару пуль нашего снайпера в голову. Царапнуло ухо и прошло по кудлатой шевелюре, когда из подъехавшей машины вывалилось, метрах в 350-400 от меня, человек 10 солдат с офицером. Перепугавшись ответственности (хотя я никуда не жаловался, что им и сказал прямо на месте) армейцы накатали штук 5-6 версий, одна хлеще другой. Тогдашний командующий Центральным Округом (кстати, не из худших, «министр обороны воюющего государства» - по более позднему комплименту Шарона) лично отдал приказ о конфискации винтовки, еще до назначения "кцин бодек" - армейского дознавателя ("я и так знаю, на что, в принципе, способны эти поселенцы"). Нужно было спасать честь армейских мундиров. Я уперся рогом, отказавшись отдавать винтовку, требовал следствия и очных ставок, мне, в ответ, была обещана камера в 4-й армейской тюряге... Вобщем, все стороны залезли на высокие дубы, падать с которых было фигово и мне, и армейцам.

Именно Рехавам Зееви (и еще Эльяким Хаэцни, политик, Человек, адвокат из Кирьят-Арбы) вошел в суть этого маразма. Помню, как Зееви звонил своему бывшему курсанту и подчиненному когда-то лейтенанту, а тогда уже Ба-аль-шому Генералу, Начальнику Центрального Округа, будущему депутату от "Кадимы", куда он сбежит из "Ликуда", и отчитывал его, как мальчишку, по старой памяти.

Вскоре я был вызван на суд (как резервист - у нас тут военное положение) к командиру полка, опекавшему наш район (собранная женой и взятая на эту встречу "допровская корзинка" так и осталась невостребованной), получил возможность все объяснить за парой чашек кофе и был отпущен, хотя и без медали, но и без иных последствий. Большое часто проверяется в малом...

Как руководитель партии он был не прост, был слишком "армейским", слишком жестким и нетерпимым к чужим мнениям (я бывал на съездах ее Центра), его сила была не в ней, а в нем самом, и еще в той Земле, которую он так любил.

Да будет отмщена кровь Солдата, Человека, Личности Рехавама Зееви в этом и том мире...

PS. Организатор его убийства Ахмад Саадат, спрятанный Арафатом для проформы и пущей безопасности от израильской пули в курорт Иерихонской тюрьмы, был изъят оттуда спецназовцами Израиля в 2006 г, к сожалению, живым. И чуть было не вышел на свободу по "сделке Шалита". ХАМАС уже на весь мир объявил, что Израиль согласен на это, но, видимо, это было их ошибкой, поторопились ...имя было вычеркнуто из списка... Надеюсь, что - навсегда.

PPS. Снова позволю повторить любимую цитату, приведенную мною недавно в ЖЖ:
"В лице дона Рэбы что-то изменилось. - Ну хорошо, - сказал он. - Не будем об этом... , я вижу здесь высокоученого доктора Будаха... Вы прекрасно выглядите, доктор. Мне придется обревизовать свою тюрьму. Государственные преступники, даже отпущенные на свободу, не должны выходить из тюрьмы. Их должны выносить."
Tags: Маале-Рехавам, биография, мой Израиль, теракт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments