Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
КНИГА ИЗ МОЕЙ БИБЛИОТЕКИ.

Месяц назад в стране широко обсуждалось 50-летие знаменитого "Ленинградского самолётного дела". О нём вспоминали и на телевидении, и в интернете. 9 телеканал показал два интервью с участниками "Самолётного дела" Эдуардом Кузнецовым и Йосефом Менделевичем. По израильскому 1ИТВ демонстрировался фильм режиссёра Анат Залмансон-Кузнецов, дочери легендарных участников "Самолётного дела" Сильвы Залмансон и Эдуарда Кузнецова. Фильм о том, как в далёком 1970 году группа смелых евреев предприняла дерзкую (впрочем, заранее нереализуемую) попытку захвата самолёта в аэропорту "Смольный" и полёта на нём в Швецию, оттуда в Израиль. Для отвода глаз задумано было выкупить все билеты на небольшой транспортивный самолётик АН-2 - как бы для группы евреев, спешащих на еврейскую свадьбу. Потому и название дела было "Свадьба". В результате эта попытка побега из СССР окончилась арестами, тюрьмами, лагерями и даже приговорами к смертной казни для Эдуарда Кузнецова и Марка Дымшица, командира всей группы потенциальных угонщиков, профессионального лётчика. Но главная цель акции была достигнута - мир узнал, что в СССР отказывают евреям в выезде в Израиль.

О премьере фильма Анат Залмансон-Кузнецов в тель-авивской синематике прекрасный очерк Евгении Кравчик:
http://israelfacesplaces.blogspot.com/2016/07/blog-post_29.html

Не буду останавливаться на подробностях и деталях. Они известны. Мой разговор о потрясающей книге "Шаг влево, шаг вправо..." Книге, которая создавалась её автором Эдуардом Кузнецовым вначале в ленинградской тюрьме в дни ожидания приговора, а потом долгие годы в Мордовии, в Дубровлаге, лагере особо строгого режима для политзэков. Как написал автор, "костяк сборника" составляют две книги, тайком написанные в лагере и тайком же переправленные за его пределы - "Дневники" и "Мордовский марафон". Первая уже в 1973 году была передана на волю, там расшифрована и переправлена за рубеж. И тут же опубликована во Франции, где в 1974 году признана лучшей книгой года, написанной иностранным автором.

Вот обложка книги, на ней смеющийся Эдуард Кузнецов. И хоть он в зэковской лагерной униформе, понятно, что кадр постановочный, форма бутафорская. Фотография сделана намного позже по времени. Это кадр из документального фильма "Дневники", снятого уже после приезда Кузнецова в Израиль в 1980 году замечательным кинодокументалистом Линой Чаплиной.

Дневники Эдуарда Кузнецова писал тайно, а там "что ни день, то шмон или угроза такового". И надо "трезво прикинуть", стоит ли писать хоть что-то. Потому что если найдут, то можно схлопотать срок дополнительный. И необходимо иметь тайники и чтоб рядом находились только надёжные сокамерники.

Ещё задача - обзавестись бумагой для писания. Но тут Кузнецову повезло - в производственной базе, где трудились зэки, электродетали упаковывали в тонкую-претонкую бумагу. Так что вопрос был в том, как заначить "пук этой бесценной бумаги". А потом после заполнения бумаги микроскопическим текстом - исхитриться передать эту диковинную рукопись на волю нужным людям. Текст на воле требовалось расшифровать, пользуясь лупой большого увеличения. Как писал, заполнял бумагу бисерным почерком зэк Кузнецов - для меня большая загадка, тем более что писал он начисто, без помарок и исправлений, без всякого редактирования... Видимо, перед тем как переносить фразы на бумагу, формулировал в голове законченные полные абзацы. Поразительно, что при таком методе писательства создалось литературное произведение с богатым русским языком, с философскими экскурсами и размышлениями... Настоящая энциклопедия лагерного бытописательства, описания различных историй и характеров политзаключённых, в том числе участников национальных движений, преследуемых советской властью в СССР. Как написал сам Кузнецов - получился "групповой портрет обитателей политических спецзон в 60-70 годах". И это, скажу ещё раз, поражает.

По доставке рукописи на волю вообще сплошные загадки.
А.Д.Сахаров в своих воспоминаниях:
"В конце декабря 1972 года раздался звонок в дверь. Я открыл, на пороге стояла неизвестная мне женщина... Она молча прошла в нашу с Люсей комнату и положила на стол небольшой свёрток, величиной с палец, тщательно зашитый в материю. Не произнеся ни слова, женщина тут же ушла. В свёртке находилась рукопись знаменитого впоследствии "Дневника" Кузнецова и сопроводительное письмо автора, в котором он вверял Люсе судьбу своего произведения...Мелкие буквы рукописи можно было разобрать лишь в очень сильную лупу..."

А Люся, Елена Георгиевна Боннер, назвалась тётей Эдуарда Кузнецова и благодаря этому посещала заключённого в Потьме, в мордовском лагере. Ездила туда с переменным успехом - иногда продуктовые передачи принимали, иногда нет. Конечно, Сахаров и Боннер сделали всё возможное для расшифровки доставленной в их квартиру, написанной мельчайшим почерком, рукописи, напечатания её и пересылки рукописи за рубеж. "Дневники" были изданы в Париже уже в 1973 году. И это была пощёчина лагерной охране, прозевавшей и факт написания текста, и факт передачи его за пределы лагерной зоны. Даже сами вертухаи не верили, что такое Кузнецову удалось, думали, что книга - подделка КГБ.

Повторю - дневники, ставшие основой книги, начаты были ещё в специзоляторе КГБ в Ленинграде, где Кузнецова содержали после окончания следствия в ожидании суда. Суд начался 15 декабря 1970 года и вынес через неделю вполне ожидаемый смертный приговор. Потом чудеса: отмена приговора, которую Кузнецову и Дымшицу объявили 31 декабря 1970 года в 10 час. вечера.

Но тут не было бы счастья, да несчастье помогло. В Испании бакские националисты осуществили теракт — взрыв в тоннеле, с гибелью нескольких жандармов. Демонстранты во всём мире требовали отмены смертной казни этим террористам и того же для советских смертников Кузнецова и Дымшица. В это время премьер-министр Израиля Голда Меир направила к генералу Франко (крещенному еврею) секретного посланника, напомнив ему, что «однажды Франко уже оказал услугу еврейскому народу, не выдав Гитлеру испанских евреев». От Франко требовалось помиловать террористов, чтобы советскому руководству ничего не оставалось делать, как помиловать приговорённых по "Самолётному делу". К Брежневу также обратились главы более 20 стран с просьбой о помиловании. Что оставалось делать Брежневу? Смертная казнь Кузнецову и Дымшицу была заменена на 15 лет лишения свободы.

И вот после отсидки долгих девяти из 15 лет они, вместе с другой группой заключённых, были обменены на советских шпионов, разоблачённых в Америке.

Эти заключительные страницы книги перечитываю с удовольствием:
"...отворилась дверь и мне надзиратель ручкой - пошли, мол. В просторном кабинете за столом хмурятся трое: полковник КГБ и двое золотозубых старичка.
"Указом Президиума Верховного Советв СССР, - торжественно-злобно засипел один из них....государственный преступник Кузнецов Эдуард Самуилович лишается советского гражданства и должен покинуть пределы СССР в течение двух часов." Вопросы есть?
- А как же. Я вот насчёт двух часов любопытствую. .. Нельзя ли поскорее?"

И дальше ..."тот же полковник принёс мне гражданское одеяние... костюм чешский, туфли польские, рубашка болгарская ..." Потом обычный ИЛ, но всё не верилось. В Нью-Йорксом аэропорту какая-то суета возле самолёта.. "Тревожное чувство какой-то опасности. А вдруг, мелькает, что-то разладилось в их сверхсекретном соглашении? "ИЛ" развернётся и снова - Москва, двухметровые стены лефортовского каземата, мордовская спецзона... После такого солнца - бетон, грязь и шлак, ни цветка, ни травинки!"

Но нет не разладилось, и это не сон. Дальше гостиница на 37 этаже, встреча с сенатором Джексоном, звонок из Израиля премьер-министра Менахема Бегина - "давайте-ка домой, у нас завтра праздник День Независимости, хотим Вас видеть" .... И встреча в аэропорту Бен-Гурион 30 апреля 1979 года.
Tags: Боннер, Менахем Бегин, Россия, книги из моей библиотеки, личность, моё, шпиёны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments