Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

Categories:
ПАМЯТИ МАРКА ЯКОВЛЕВИЧА АЗОВА
2 июля 2020 года исполнилось бы 95 лет со дня рождения патриарха израильской русскоязычной литературы Марка Яковлевича Азова (Айзенштадта).
Марк Яковлевич жил в городе Нацерет-Илит. Умер в хайфской больнице "Рамбам" 12 июля 2011 года.

Писатель, драматург, поэт, сценарист. Автор множества монологов и скетчей для Аркадия Райкина и многих известных эстрадных артистов.

Вот что написал в своей автобиографии:

"Родился в Харькове, воевал в Польше, Германии, учился на филфаке университета, ходил на байдарках, жил в Москве без прописки и с нею, писал во всех жанрах, кроме скучного. Бывало и в соавторстве с В.Тихвинским, было и с В.Михайловским. Автор, благодаря Аркадию Райкину, нескольких уже бородатых анекдотов. Остальное - пьесы для взрослых и детей, сценарии для кино, репризы для клоунов, стихи для композиторов, интермедии для эстрадников, рассказы для смеха и повести - "печальней нет на свете". Последняя (на сегодня) книга - "И смех, и проза, и любовь" - результат тщательной перегонки, как через змеевик в самогонном аппарате. Член союзов писателей Москвы и Израиля, председатель северного отделения союза писателей Израиля и литературного обЪединения "Галилея", редактор журнала "Галилея", автор и актер театра "Галилея". Словом, галилеянин, но не тот."

У Марка Яковлевича была своя страница в Живом Журнале. Собственно, она была и есть, и в ней сохранилось много бесценных его текстов. Только черпать из этого кладезя... Вот первый пост - от 28 февраля 2004 года (!). О том, как он ездил в Иерусалим на свой творческий вечер, который состоялся в Иерусалимском Общинном Доме 23 февраля 2004 года.

* * *

КАК МЕНЯ ВЗЯЛ ИЕРУСАЛИМ

Когда мгла с Востока легла на Иерушалайм, мы с Даней Мирошенским подъезжали к городу. У Дани, в багажнике, лежала гитара, у меня, в загашнике, - смешной рассказ. А на душе смутно... Только вчера здесь взорвался автобус, набитый "под завязку" живыми людьми. Мы со своими песнями и хохмами уж никак не к месту. И Толю Шехтмана, одного из предводителей "израильских хохлов", его прелестная жена Римма строго-настрого предупредила:
- Полезешь в автобус, попадешь в теракт - домой не возвращайся!
Но ни его, ни Рину Левинзон - мятежную душу Дома Поэтов - никто и ничто остановить не могло, на то они и организаторы. Однако они смотрели на нас грустно-виноватыми глазами:
- Вряд ли люди решатся приехать...
Но это "вряд ли" длилось не больше получаса: вскоре в Общинном Доме стало тесно, и стульев не всем хватило.

Несокрушимый город, неистребимый народ. Я приезжал сюда из нашего Верхнего Назарета, наверно, чаще, чем тот, впоследствии распятый, который ездил на осле. И каждый раз на длиннейшей улице Яффо, где расположен Общинный дом, еще слышались отзвуки очередного взрыва. И Иерусалимские читатели, вместе с Иерусалимскими писателями, здесь оживленно обсуждали журнал "Галилея" - побратим, как мне видится, "Иерусалимского журнала" (его редактор Игорь Бяльский всегда был тут), и артисты театра "Галилея" здесь покоряли зал.

А на этот раз, 23 февраля 2004 года, в бывший "День Красной армии", он же "мужской день", нашли в себе мужество, не убоявшись "мглы с Востока", приехать, кроме уже упомянутых, бесстрашной Рины Левинзон и Толи Шехтмана, с которым мы дрались против шестерых "лбов" в защиту одной неблагодарной женщины 47 лет тому назад,. А также председатель Иерусалимского отделения Союза русскоязычных писателей Илан Рис, поэт, он же критик, Вильям Баткин с его обаятельной женой, и поэт Евгений Дубнов, с его "биографией на всю географию", и писатель Евгений Минин, и Иван Нави, скульптор, поэт и публицист, страж Израиля из Кирьят Арбы, и другой наш влюбленный в литературу народ...

Дани Мирошенский привез свою новую книгу стихов и песен "Приобщение к таинству", он читал стихи из нее, пел свои песни под гитару, его "Еврейская цыганочка" завела зал настолько, что нас просто не отпускали, несмотря на поздний час. И книги, и кассеты его расхватали, и мне не хватило привезенных книг. А привез я "И смех, и проза, и любовь "- четыреста страниц тщательно отобранных, избранных произведений. С портретом автора в шутовской роли, с клоунским носом, на обложке. Но под обложкой не только смех и не столько смеха, сколько серьезной прозы и поэтической любви к этим женщинам, этой стране, этому городу - этой жизни... Все это и в рассказах, и в биографической повести "Ицик Шрайбер в стране большевиков", и в драматической трилогии о том, как в течение четырех тысяч лет своей истории мы пытались разрушить дом наш своими руками, и это пока не удалось. Добрая и страстная женщина, такой же страстный, не всегда добрый критик, знаток театра вообще и израильского в особенности, Злата Зарецкая тут же назвала меня пророком. Но дай Бог мне и Злате, чтоб эти пророчества не сбылись. А, собственно говоря, что я такое напророчил? Что наша жизнь в наших руках? Так тут и пророком не надо быть, достаточно приехать в Иерушалайм.

Как они смеялись! Как они смеялись, ребята, когда я читал про" человеческую колбасу"! Нет, это не "колбасная алия", это гордые израильтяне, которых не то, что голыми руками, никакой взрывчаткой не возьмешь. Рина Левинзон, которая ставит мое фронтовое прошлое выше литературных заслуг, любит говорить и на этот раз сказала: "Маринька, расскажи, как ты брал Берлин"... Но, во-первых, там было много соавторов. Все брали. Так что не меня спрашивать. А вот Иерусалим... Нет, я не брал Иерусалим. Куда уж мне?.. Но скажу вам по секрету: Иерушалайм взял меня! Взял и не отпускает!...
Tags: Марк Азов, моё, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments