Евгения Соколов (jennyferd) wrote,
Евгения Соколов
jennyferd

В Зазеркалье шёл 1989 год...

Название - Историческая хроника Зазеркалья.
Автор - Хаим Соколин.


Зазеркалье – это искажённое, граничащее с сюрреализмом
отражение нашего прекрасного реального мира. Многие
географические, политические и возрастные понятия в
нём перепутаны, как в неправильно собранном пазле.
Любые параллели и аналогии между обоими мирами, кроме
общей хронологии, не корректны.


В Зазеркалье шёл 1989 год. Войска янки в Мексике терпели поражение от бандформирований гуэрилья. Затяжная многолетняя война, начатая ещё покойным президентом Зазеркальной Республики Янки (ЗРЯ) Леоном Бриджесом, по прозвищу «бровеносец», окончательно подорвала экономику, которую и раньше сотрясали спады и кризисы. Свободный рынок перестал нормально функционировать. Фермеры разорялись и массами переселялись в города. В стране не хватало продовольствия и промышленных товаров. Капиталистические страны одна за другой рвали политические связи с некогда могучим союзником и заявляли о своём намерении строить новую социально-экономическую систему. В числе первых, как и следовало ожидать, оказалась Западная Германия, вошедшая в состав Германской Демократической Республики и перешедшая из НАТО в Организацию Варшавского Договора.

В этот критический момент президентом ЗРЯ был избран молодой Майкл Хамп, один из бывших помощников Бриджеса. Первым шагом нового хозяина Белой Хижины было прекращение войны против южного соседа. Войска, именовавшиеся ограниченным контингентом, были выведены из Мексики, а само вторжение объявлено ошибкой, ответственность за которую несёт покойный Бриджес. Оборонка, именуемая на языке янки "пентагонка", как всегда, вышла сухой из воды.

Однако прекращение войны оказалось запоздалой мерой. Экономику швыряло, как корабль, потерявший якорь в штормовом море. Попытки Хампа начать перестройку и ввести систему контролируемой централизации наталкивались на сопротивление промышленных корпораций и воротил Уолл-Стрита. Страна стремительно приближалась к краху.

Политическая обстановка также чрезвычайно осложнилась. Аляска заявила, что её присоединение к ЗРЯ произошло не по воле народа, а в результате сделки между царём и тогдашними правителями страны янки. Губернатор Аляски Джон Клык Моржовый перешёл по льду Берингов пролив и прибыл с государственным визитом в Чукотский Национальный округ, где ему была оказана восторженная встреча. Вскоре собачьи санные упряжки доставили на Аляску охотничьи ружья и гранатомёты.

Могучая и процветающая Империя Добра внимательно наблюдала за развитием событий. Плановая экономика работала как хорошо смазанный механизм настенных часов с кукушкой. Партия выполнила обещание, данное народу, страна догнала и перегнала ЗРЯ и теперь находилась в зените своего могущества. Магазины ломились от водки, закуски и дефицитных товаров, а военные склады – от ядерных боеголовок. Заводы выпускали столько танков, что ими были заставлены все футбольные стадионы и ипподромы.

Когда по приказу Белой Хижины на Аляску были переброшены подразделения Национальной гвардии, Телеграфное Агентство Империи (ТАИ) выступило с резким заявлением, в котором говорилось, что народы мира не позволят янковскому империализму посягать на свободу малых наций. Заявление заканчивалось грозным предупреждением: «Руки прочь от Аляски!». Попытки президента Хампа представить проблему как внутреннее дело ЗРЯ были с негодованием отвергнуты. По городам Империи прокатилась волна стихийных митингов протеста против происков Белой Хижины и пентагонки. На домах и заборах появились транспаранты «Долой военную гонку, долой пентагонку. Мир во всём мире». Наконец, последовало знаменитое предупреждение ТАИ о том, что Империя Добра не будет сидеть, сложа руки, перед лицом опасного развития событий в непосредственной близости от своих восточных границ. Страну янки охватил страх.

***

В полночь членов Политбюро вызвали на Ближнюю Дачу. Когда все собрались, охрана вкатила коляску с Генеральным Секретарём, 110-летие которого недавно отметило всё прогрессивное человечество. Его голова поддерживалась специальным шейным корсетом. От Блока Жизнеобеспечения, установленного на отдельной тележке, к коляске тянулись резиновые шланги. На уровне усов находилась курительная трубка, закреплённая на вращающемся вертикальном штативе. Генсек поднял веки и обвёл взглядом соратников. Фамилии большинства из них он не знал. За последние сорок лет они менялись так часто, что он не успевал запоминать. Он обратил внимание на молодого улыбчивого соратника с простым открытым лицом и пятном на лбу. Пятнистый ему понравился. «Меченый, – ласково подумал Генсек, – за такими надо присматривать». Он чем-то напомнил ему другого соратника, исчезнувшего лет тридцать назад, который остался в памяти возможно потому, что у него под матрацем нашли доклад о разоблачении культа личности. Узнав об этом, Генсек смеялся до слёз и потом часто рассказывал эту историю на заседаниях Политбюро.

Генеральный Секретарь был, как всегда, немногословен и говорил с мягким акцентом.

– Исторический момент, который гениально предсказал основатель нашей Империи, наступил, товарищи. – Человек в коляске нажал кнопку, и трубка оказалась у него во рту. Он сделал затяжку, выпустил струйку дыма и продолжил: – Гнилая капиталистическая система разваливается как карточный домик. Но не надо заблуждаться, товарищи. Агония её может продолжаться очень долго, задерживая поступательное движение человечества к светлому будущему. Народы мира не простят нам, если мы упустим момент и не нанесём ей смертельный удар. Кто за удар, товарищи?

Члены Политбюро подняли руки.

– Значит, единогласно. Это хорошо, товарищи. Тогда послушаем, что скажут наши военные. Что вы думаете, товарищ Угорелов?

Маршал Угорелов вскочил с табуретки около двери и доложил:

– Вооружённые Силы к удару готовы, товарищ Генеральный Секретарь. Когда прикажете начинать?

– Я думаю, начнём сегодня утром. Зачем терять время. Ну что ж, товарищи, на этом заседание можно закончить. Хочу ещё посмотреть перед сном «Весёлые ребята». Кто хочет смотреть со мной?

Пятнистый поднял руку.

Как только в кинозале погас свет, молодой соратник с пятном на лбу по поручению остальных членов Политбюро перерезал шланги Блока Жизнеобеспечения. Одновременно был арестован маршал Угорелов и отменён приказ о нападении. Рано утром ТАИ объявило о новой мирной инициативе Империи Добра. Ближняя Дача готова вести переговоры с Белой Хижиной по мирному урегулированию проблемы Аляски при условии, что бывшие торговые фактории будут восстановлены и получат права экстерриториальности. Белая Хижина ответила немедленным согласием. По ЗРЯ прокатился вздох облегчения. Борцы за мир и прогрессивные организации развернули очередную всемирную компанию в поддержку последовательной мирной политики Ближней Дачи.
1991

Сайт "Заметки по еврейской истории", сентябрь 2009.
Tags: Хаим Соколин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

    Рува, как ты знаешь, я была свидетелем судебного процесса невинно осуждённой Беллы Бельфер (12-14 лет назад) - свидетелем во всех его деталях,…

  • (без темы)

    Facebook, Michael Lobovikov Сегодня - Рош Ходеш сиван. Всем хорошего месяца! Нам необходимо чего-то хорошего. Но в том, что у нас так выглядит наша…

  • (без темы)

    Булат Окуджава. «Девушка моей мечты» В 1938 году мать Булата Окуджавы, Ашхен Степановна, была арестована и сослана в Карлаг. Ее муж Шалва…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments