Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Женечка

МОИ ТЭГИ (TAGS)

Моему Живому Журналу в августе 2019 года исполнилось 14 лет. За долгие годы в нём накопилось много интересных разноплановых постов. Чтобы в них ориентироваться, есть благословенная опция - тэги (метки). Пользуюсь ими сама и своих читателей и гостей ЖЖ к тому же искренне призываю.

http://jennyferd.livejournal.com/tag/

Не пренебрегайте тэгами! Благодаря им систематизированы многие бесподобные материалы. Своими тэгами активно пользуюсь и часто сама поражаюсь, когда разыскиваю замечательные интереснейшие материалы, которые были размещены в Журнале за двенадцать лет его ведения.

Друзья, не ленитесь оставлять комментарии. Это для меня важно!
Не наказывайте мой Журнал отсутствием комментов!
Pine

ПАМЯТИ АРТИСТА.... СЕГОДНЯ ГОДОВЩИНА СМЕРТИ.

Оригинал взят у luckyed в Жесты памяти Сергея Юрского
Дамы и господа!
Позади вечер-встреча с Сергеем Юрьевичем Юрским. Он в 10-й раз приезжает в Страну за последние 23 года. 80 лет. Не шутка. Но все осторожные сомнения рассеялись в первые же мгновения. Переполненный зал, овации, ощущение восторга и радости...
Даже не знаю, как лучше определить пережитое. Концерт, литературные чтения, театр одного актёра?
Сохраню имя, данное самим Юрским...
ЖЕСТ ПАМЯТИ.

   
     
Collapse )



-------------------------------------------------------

У меня тоже есть книга Сергея Юрского "Кто держит паузу" и тoже с дарственной надписью... Дата надписи, начертанная рукой Сергея Юрьевича, - 15 февр.78
Женечка

(no subject)

Facebook, 18 октября 2019 года.
Автор - Николай ПОДОСОКОРСКИЙ.




Сегодня исполнилось 100 лет выдающемуся физику, академику РАН, первому директору Института теоретической физики имени Л.Д. Ландау РАН, лауреату Сталинской премии Исааку Марковичу Халатникову. Вот как он вспоминал свое детство, выпавшее на тяжелейшие годы: "Судя по данным моего паспорта, я родился 17 октября 1919 г., но у меня есть ощущение, что у меня по ошибке отняли тринадцать дней, то есть на самом деле это произошло 4 ок­тября. А путаница могла выйти из-за перехода на новый, гри­горианский календарь, который случился в восемнадцатом году. Мама рассказывала мне, что я родился в еврейский праздник Торы, самый веселый праздник года, когда заканчивают чи­тать книгу Торы. Потом ее начинают читать сначала.

Специально для дотошного читателя, который, возможно, захочет выверить даты и факты, я приведу еще один «истори­ческий» факт. В день моего рождения в город Екатеринослав (так тогда назывался Днепропетровск) входили банды Махно. Моя мама, схватив новорожденного меня, побежала прятать­ся — было известно, что, хотя бандиты сами толком не знали, за белых они или за красных, погромы они, тем не менее, иногда устраивали. И на всякий случай мама решила спря­таться. И в суматохе она несла меня головой вниз. Возможно, именно эта встряска сыграла роль в дальнейшем развитии моих умственных способностей.
Collapse )
Женечка

(no subject)

К ГОДОВЩИНЕ КАЗНИ ЧЛЕНОВ АНТИФАШИСТСКОГО ЕВРЕЙСКОГО КОМИТЕТА.

Решением Военной Коллегии Верховного Суда СССР были приговорены к смертной казни и расстреляны в ночь с 12 на 13 августа 1952 года 13 членов Еврейского Антифашистского Комитета (ЕАК). Вечная им память.

- Соломон Абрамович Лозовский, заместитель наркома иностранных дел СССР, начальник Совинформбюро
- Ицик (Исаак Соломонович) Фефер, поэт, ответственный секретарь ЕАК
- Иосиф Сигизмундович Юзефович, сотрудник Совинформбюро
- Борис Абрамович Шимелиович, главный врач Центральной клинической больницы им. Боткина
- Лев Моисеевич Квитко, поэт
- Перец Давидович Маркиш, поэт
- Давид Рафаилович Бергельсон, писатель
- Давид Наумович Гофштейн, поэт
- Вениамин Львович Зускин, актёр и режиссёр, художественный руководитель Московского Государственного еврейского театра
- Леон Яковлевич Тальми, журналист-переводчик Совинформбюро
- Илья Семёнович Ватенберг, редактор Государственного издательства художественной литературы на иностранных языках
- Эмилия Исааковна Теумин, редактор международного отдела Совинформбюро
- Чайка Семёновна Ватенберг-Островская, переводчик


Надпись на мемориальном памятнике руководителям и членам ЕАК, расстрелянным 12 августа 1952 года.


Памятник установлен на Донском кладбище в Москве.
Дата открытия - 21 сентября 2004 года.

------------------------
Публикации в моём архиве:

1. Расправа над руководством ЕАК.
Автор - Соломон Динкевич.
https://jennyferd.livejournal.com/4506686.html

2. Чёрное число календаря.
Автор - Давид Маркиш.
https://jennyferd.livejournal.com/7474658.html

3. Кто не жил в эпоху террора, тот этого никогда не поймёт.
Автор - Матвей Гейзер.
https://jennyferd.livejournal.com/919059.html
Женечка

(no subject)

От philologist
10 июля 2019

Виктория Мочалова о своем сыне Антоне Носике:
"Я видела, что он прямо хочет оказаться в тюрьме."


В издательстве Елены Шубиной готовится к выходу книга воспоминаний о мультипотенциале Антоне Носике, содержащая также его главные тексты. Мать Антона Борисовича, филолог Виктория Мочалова, рассказала Зое Световой о воспитании своего сына:

— Я думаю, он был просто мальчиком из интеллигентской московской семьи (папа — писатель, мама — филолог). Родители оплачивали его домашние уроки французского (музыка как-то не пошла, и эти уроки мы сняли, не стали заставлять, как меня заставляли когда-то в течение семи лет), отдали его в английскую спецшколу, отвели в Клуб юного искусствоведа в Пушкинском музее, Кружок юного филолога в МГУ. Ивритом он стал заниматься уже по собственной инициативе, в седьмом классе, мы его на подпольные курсы за руку не водили.

Языки ему давались исключительно легко. Oднажды он с кем-то поспорил, что выучит немецкий — и как-то несколько преуспел. Он посещал лингвистический семинар, который для детей сотрудников нашего Института славяноведения вел Вячеслав Всеволодович Иванов... Так что я не могу сказать, что он был вундеркиндом, просто родители заботились о его образовании. Что ж удивительного в том, что мальчик, постоянно видящий папу и маму сидящими за пишущими машинками и что-то сочиняющими, начинает сам писать? Папа подарил ему машинку, когда Антону исполнилось шесть лет, и он стал писать «романы», стихи, даже какие-то драмы. Вместе с Пашей Пепперштейном они издавали (им было шесть или семь лет) рукописный иллюстрированный журнал «Синяя мышь».

Мне трудно судить о том, что «лучше всего получалось». Его интернет-деятельность была у всех на виду, и о ней больше всего говорят, его называют одним из «отцов Рунета», но я в этой области не специалист, а простой пользователь. Мне больше всего нравятся некоторые его тексты, его способность порождать нетривиальные смыслы и сопоставлять «далековатые понятия».

Он менял много занятий, и это было связано с его какой-то неуемной подвижностью, да и с любопытством, с нежеланием длить известное, привычное и со стремлением к чему-то новому, неизвестному. Сам он как-то («Вести», 1992) иронически описывал свои разнообразные увлечения: «В этой жизни я увлекался многими вещами. Собирал марки, монеты и анекдоты. Переплывал реку Волгу (безуспешно) и переходил Берлинскую стену по подложным документам (успешно)... Писал программы на ассемблере (уныло) и синхронил с японского на Московском международном кинофестивале (весело)... давал наркоз собакам Павлова (с жалостью). Скакал на лошади по горам Тянь-Шаня (как куль) и выводил танк из окружения в компьютерной игре „Абрамс“ (как джигит). Преподавал иврит (бездарно) и изучал немецкий (безуспешно)... Переводил мемуары Казановы со старофранцузского (с интересом) и комментарии к Торе с английского (с усердием).

Когда ему было четыре с половиной года, он мне сказал (я записала, как всегда записывала его детские высказывания): «Я буду писателем. Побуду-побуду, мне наскучит, и я стану художником. Побуду-побуду, мне наскучит, и я стану композитором. Побуду-побуду, мне наскучит, и я стану кондуктором». Тут я насторожилась и говорю: «Может, тебе не наскучит быть композитором? Ведь музыка такая разная...». — «Нет уж, я себя знаю: я — такой человек, которому всегда все наскучивает!». Буквально то же он повторял мне, когда уходил из очередного проекта (например, из созданной им «Ленты») — в очередной стартап: «Я же не пенсионер, чтобы тут навсегда засесть и получать пенсию. Я хочу сделать что-то новое!».

— Хотел ли Антон заниматься политикой? Если нет, то почему?


— Ну, что считать политикой... В непосредственном смысле слова, Антон вообще никак не мог участвовать в российской политике, потому что он — гражданин Израиля, и никаких государственных должностей в России занимать не мог, о чем он сам говорил, добавляя, что у него есть свое мнение, свои политические взгляды, и он считает себя вправе их публично высказывать, и это совершенно нормально в демократической стране. Его частые публикации на политические темы были весьма однозначны и даже резки, его позиция в них всегда была недвусмысленно заявлена. Я, например, горжусь тем, что его интервью «Школе злословия» (2005) было запрещено к показу в эфире по причине несоответствия «генеральной линии» и цензурным требованиям. Он был, конечно, весьма радикален, что соответствовало его темпераменту. Антон входил в группы оппозиционных политиков, был доверенным лицом на выборах Навального, участвовал во всех демократических демонстрациях протеста и митингах. Если это не политика, то что это?!

— Я помню, как мы с вами встретились в Пресненском суде, где Антона должны были судить по экстремистской статье 282, и он мне тогда признался, что хотел бы оказаться в тюрьме, чтобы познакомиться с тюремным бытом, познакомиться с людьми, попасть в тюремную синагогу Бутырки и был разочарован, когда ему присудили штраф. А вы боялись, что Антона посадят?

— Я, конечно, очень боялась, что Антона посадят, и я видела, что он прямо хочет оказаться в тюрьме (вот это его любопытство, но также и попытка борьбы со статьей 282, отмены которой он пытался добиться). Он явился на объявление приговора с большой сумкой с вещами, приготовленными в соответствии с советами Юлии и Алексея Навальных для предстоящего заключения. Антон был настроен по-боевому, недоуменно говорил моей подруге «Почему моя мама сидит, как на моих похоронах?!? Что тут, в этом суде, такого?!». Меня тогда потрясло, что (цитирую из «дела») «приняв во внимание приобщенные к делу положительные характеристики, а также наличие несовершеннолетнего ребенка (2007 г. рожд.), 19 сентября прокурор, капитан юстиции Екатерина Сергеевна Фролова из прокуратуры ЦАО потребовала для Антона два года колонии». Я очень благодарна адвокату Сергею Викторовичу Бадамшину (интересно, что он родился 4 июля, в один день с Антоном, только в разные годы), который блестяще делал свою работу, а меня тогда психологически поддерживал.

— Почему его тогда не посадили? Кто за него заступился тогда? Раввины?

— Многие заступались, писали письма, не только раввины, ведь Антон был связан с разными профессиональными кругами и организациями. Я очень признательна всем тем, кто тогда вступился за Антона. Среди них (перечисляю в том порядке, который присутствует в многотомном «деле») — главный раввин России Адольф Шаевич; генеральный секретарь Евроазиатского еврейского конгресса, профессор Михаил Членов; президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер; заведующий кафедрой иудаики и председатель ученого совета Еврейского музея и Центра толерантности, профессор Аркадий Ковельман (Антон был членом этого ученого совета); главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин; генеральный директор ООО «PR. Technologies» Глеб Сахрай; благотворительный интернет-фонд Помоги.Орг / pomogi.org (он был создан Антоном в 2005 г., в 2012 г. Антон получил за деятельность этого фонда благодарственное письмо президента РФ). Но мне затруднительно судить о том, что стало решающим фактором. Возможно, какую-то роль сыграло журналистское сообщество, широко освещавшее этот длившийся год (с октября 2015 г. по октябрь 2016 г.) процесс, на котором присутствовало множество корреспондентов.

— Был ли Антон религиозным?


— Да, но в каком-то своем, не в обрядовом смысле.
Женечка

(no subject)

"Собственно, сажать и ссылать его было не за что, его преследовали впрок. Наверное, кто-то из пристяжных экспертов вычислил гениальность рыженького поэта, и поскольку было очевидно, что он не «за», а «против», то следующего Пастернака решили отправить подальше, не дожидаясь ни сборников стихов, ни «Доктора Живаго», ни Нобелевской премии. Его осудили и выслали не за настоящее, а за будущее."
Валерия Новодворская.

* * *

Автор фотографии - Михаил Мильчик.

4 июня 1972 года. Ленинград, аэропорт "Пулково".
На фотографии 32-летний Иосиф Бродский в ожидании рейса в Вену. Будущий лауреат Нобелевской премии, будущий всемирно известный русский поэт, "тунеядец" и "окололитературный трутень" Иосиф Бродский вынужденно покидает родину. Навсегда.

Мне говорят, что надо уезжать.
Да-да, благодарю, я собираюсь.
Да-да, я понимаю, провожать
Не следует, и я не потеряюсь...


12 мая 1972 года Бродского вызвали в ОВИР Ленинграда.

"Я сказал, что освобожусь довольно поздно, часов в семь вечера, а они: пожалуйста, можно и в семь, будем ждать". Принял меня в ОВИРе полковник и людезно спросил, что у меня слышно. Всё в порядке, отвечаю. Он говорит: вы получили приглашение в Израиль. Да, говорю, получил; не только в Израиль, но и в Италию, Англию, Чехословакию.

А почему бы вам не воспользоваться приглашением в Израиль, спрашивает полковник. Может, вы думали, что мы вас не пустим? Ну, думал, но не это главное. А что?- спрашивает полковник. Я не знаю, что стал бы там делать, отвечаю.

И тут тон разговора меняется. С любезного полицейского "вы" он переходит на "ты". Вот что я тебе скажу, Бродский. Ты сейчас заполнишь этот формуляр, напишешь заявление, а мы примем решение. А если я откажусь?- спрашиваю. Полковник на это: тогда для тебя наступят горячие денёчки.

Я три раза сидел в тюрьме. Два раза в психушке ... и всем, чему можно научиться в этих университетах, овладел сполна. Хорошо говорю. Где эти бумаги?

Это было в пятницу вечером. В понедельник снова звонок: прошу зайти и сдать паспорт. Потом началась торговля - когда выезд. Я не хотел ехать сразу же. А они на это: у тебя ведь нет уже паспорта."

"В те времена даже официально эмигрировавший навсегда терял возможность вернуться, чтобы навестить близких. Пропаганда приравнивала эмигрантов к предателям. Бродский был слишком привязан - к родителям, сыну, друзьям, родному городу, слишком дорожил родной языковой средой, чтобы уезжать безвозвратно. У ленинградского КГБ были, однако, свои виды на старого клиента. Представился удобный случай избавиться от непредсказуемого поэта раз и навсегда. Бродскому не дали толком ни собраться, ни попрощаться. 4 июня 1972 года, через десять дней после своего 32-летия, Бродский вылетел из Ленинграда в Вену."
(Лев Лосев, "Иосиф Бродский")

Изгнание Бродского - его спасение, для мира - приобретение великого поэта. Его изгнание - для России до сих пор позор. Спустя 15 лет он станет Нобелевским лауреатом по литературе, профессором славистики во многих университетах мира, объездит весь мир. Месть советской гебешной системы - родителей к нему не выпустят, его самого не пустят на их похороны. Ленинград не захочет посетить даже несмотря на приглашение мэра Собчака, в том числе на научные конференции, посвящённые его творчеству. В Россию вернётся в своих книгах, в фильмах, в чтении его поэзии лучшими чтецами, в книгах о нём.

* * *
Стихотворение "Пятая годовщина", написанное через пять лет после изгнания.
Датировано 4 июня 1977 года.

ПЯТАЯ ГОДОВЩИНА.
Падучая звезда, тем паче - астероид
на резкость без труда твой праздный взгляд настроит.
Взгляни, взгляни туда, куда смотреть не стоит.
Collapse )
Женечка

СТРАШИЛКА НА НОЧЬ

Трансляриум.
Статья "Находится ли всё ещё Бельгия в Западной Европе?"


Брюссель.

Когда я писал свою книгу "Как умирает цивилизация", я решил взять город Брюссель в качестве отправной точки, потому что Брюссель является центром основных институтов Европейского Союза,
а также потому, что Брюссель это город, который может показаться символом того, чем становится Западная Европа.

В течение нескольких лет я был экспертом по Европейскому Союзу. Потом я возвращался в Брюссель от случая к случаю и видел, как изменился город всего за два десятилетия. Бельгийские кварталы стали мусульманскими.

Моленбек теперь известен как район, где жили различные исламские террористы, в том числе те, которые организовалм теракты в ноябре 2015 года в Париже. Практически весь город исламинизирован. Тревожные тенденции демографии показывают, что через несколько лет Брюссель станет городом с мусульманским большинством. И за пределами Брюсселя вся Бельгия изменилась.

Продолжение и полный текст:
http://www.translarium.info/2019/03/la-belgique-est-elle-encore-en-europe-occidentale.html#disqus_thread
Pine

(no subject)

Facebook, Георгий Елин.



ЕЩЁ ОДИН ИЗ БЕССМЕРТНОГО ПОЛКА –
мой учитель в Литинституте, автор великой песни "Москвичи"
– про Серёжку с Малой Бронной и Витьку с Моховой
ЕВГЕНИЙ МИХАЙЛОВИЧ ВИНОКУРОВ,
написавший и одно из самых страшных стихотворений о войне –

НЕЗАБУДКИ

В шинельке драной, без обуток
Я помню в поле мертвеца.
Толпа кровавых незабудок
Стояла около лица.
Мертвец лежал недвижно, глядя,
Как медлил коршун вдалеке...
И было выколото «Надя»
На обескровленной руке.
1957
Женечка

(no subject)

7 мая - 100 лет со дня рождения Бориса Абрамовича Слуцкого, выдающегося советского поэта, участника Великой Отечественной войны. Он ушел на войну рядовым, а демобилизовался после тяжелого ранения гвардии майором. Лучшая память о поэте - его стихи.


7 мая 1919 - 23 февраля 1986


* * *
Я освобождал Украину,
шел через еврейские деревни.
Идиш, их язык, - давно руина.
Вымер он и года три, как древний.

Нет, не вымер - вырезан и выжжен.
Слишком были, видно, языкаты.
Все погибли, и никто не выжил.
Только их восходы и закаты

в их стихах, то сладких, то горючих,
то горячих, горечью горящих,
в прошлом слишком, может быть, колючих,
в настоящем - настоящих.

Маркишем описан и Гофштейном,
Бергельсоном тщательно рассказан
этот мир, который и Эйнштейном
неспособен к жизни быть привязан.

Но не как зерно, не как полову,
а как пепел черный рассевают,
чтоб сам-сто взошло любое слово
там, где рты руины разевают.

Года три, как древен, как античен
тот язык, как человек, убитый.
Года три перстами в книги тычем,
в алфавит, как клинопись, забытый.


ЛОШАДИ В ОКЕАНЕ

И.Эренбургу

Лошади умеют плавать,
Но - не хорошо. Недалеко. Collapse )
Женечка

(no subject)

Вдогонку об Ицхаке Мошковиче.

Он родом из Харькова, где его звали Исаак Моисеевич. Служил в армии, потом многие годы работал в народном образовании, преподавал иностранные языки. В 70-ые, мрачные советские годы, был в группе харьковских отказников. В 1981 году семью выпустили из СССР. А в Израиле стал писать. Так часто бывает с талантливыми людьми на благодатной израильской земле, как будто небеса помогают раскрыться... Написано Ицхаком за годы жизни в Израиле очень много - повести, эссе, рассказы, статьи. Очень скоро после приезда в Израиль, где семья поселилась в Иерусалиме, стал работать в Мемориале Катастрофы "Яд Вашем". И это была тоже почва (горькая!) для творчества.

Его наследие велико, но опубликовано крайне мало. В основном, в газете "Новости недели", на сайте МАОФ, а книга... Вышла всего одна книга "От Ноя до наших дней" в 2006 году, держу её в руках - книгу мне прислала в подарок, уже после кончины Ицхака, его жена Мила. Она издала книгу тайком от Ицхака, как сюрприз и подарок к его восьмидесятилетию. В основном его "собрание сочинений" - на трёх авторских сайтах в Библиотеке Мошкова, в благословенной "Загранице", где замечательный израильский писатель собирал свои произведения под именами Ицхак Мошкович, Шай Гейбер, Нил Борисов. Там, на "Загранице", я и познакомилась c чудесным Ицхаком. И теперь нам всем - "питомцам" Библиотеки Мошкова - нехватает мудрого всезнающего доброго слова Ицхака, его внимания. От его меткого слова в комментариях под новинками разных израильских авторов "Заграницы" зависел исход полемики. Он не терпел фальши и лицемерия, косноязычия и, главное, непонимания и искажения истории евреев, а также невежественного отношения к событиям в современном Израиле. А если он был добр к кому-то, то это окрыляло и вдохновляло на новые тексты. Но сам он совсем не заботился, чтобы где-то печатались его собственные тексты. И если его статьи и рассказы в СМИ появлялись, то только с подачи друзей и знатоков его творчества.

Его творческое наследие сохранено на "Загранице" и ждёт ещё исследования и опубликования в отдельной книге:

Тексты из настоящего творческого кладезя! - это три его сайта в Библиотеке Мошкова:

http://world.lib.ru/g/gejber_s/
http://world.lib.ru/b/borisow_n/
http://world.lib.ru/m/moshkowich_i/

И три его сохранившиеся фотографии...







----------------------

Мне Ицхак написал:

Дорогая Евгения!
Та жизнь хороша, что накопила библиотеку славных воспоминаний, но вдвойне прекрасна сегодняшним днем. Благословляю Ваши дни и Солнце, которое в эти минуты восходит над Вами.